joomla
УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕЗАКОННОЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО В РАБОТУ АВТОМАТИЗИРОВАННОЙ СИСТЕМЫ ДОКУМЕНТООБОРОТА СУДА: АНАЛИЗ ОСНОВНОГО СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ
Проблеми законності

УДК 343.36 В. А. Козак

Канд. юрид. наук, доцент, Национальный университет «Юридическая академия Украины имени Ярослава Мудрого», г. Харьков

В статье анализируются объективные и субъективные признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 3761 УК (незаконное вмешательство в работу автоматизирован­ной системы документооборота суда), сформулированы соответствующие предложения по совершенствованию уголовного законодательства Украины относительно рассматриваемой проблемы.

Ключевые слова: автоматизированная система документооборота суда, незаконное вмешательство, внесение ложных сведений, несанкционированный доступ.

Уголовно-правовым сред­ством обеспечения объек­тивного распределения дел между судьями и исключения злоупотреблений в этой сфере является ст. 3761 Уголовного ко­декса Украины (далее - УК), ко­торая предусматривает уголов­ную ответственность за неза­конное вмешательство в работу автоматизированной системы документооборота суда. Ука­занной статьей УК был допол­нен Законом Украины «О вне­сении изменений в некоторые законодательные акты Украины в связи с введением автомати­зированной системы докумен­тооборота в административных судах» от 05.06.2009 г. № 1475- VI [1; 2009. - № 45. - Ст. 683]. В развитие предписаний этого Закона решением Совета су­дей Украины от 26.11.2010 г., за № 30 было утверждено По­ложение об автоматизирован­ной системе документооборота суда (далее - Положение) [6]. Согласно указанным норма­тивно-правовым актам в судах общей юрисдикции была вве­дена так называемая автома­тизированная система доку­ментооборота суда (далее -

АСДС), которая обеспечивает: «объективное и беспристраст­ное распределение дел между судьями с соблюдением прин­ципов очередности, равного количества дел для каждого судьи, вероятности, с учетом загруженности каждого су­дьи, специализации, а также требований процессуального закона; предоставление фи­зическим и юридическим ли­цам информации о состоянии рассмотрения дел, в которых они являются участниками процесса; централизованное хранение текстов судебных решений и иных процессуаль­ных документов; подготовку статистических данных; реги­страцию входящей и исходя­щей корреспонденции, этапов ее движения; выдачу судеб­ных решений и исполнитель­ных документов на основании имеющихся в автоматизиро­ванной системе данных; пере­дачу дел в электронный архив ( п. 1.2 Положения).

Некоторые вопросы уго­ловной ответственности за не­законное вмешательство в ра­боту АСДС уже рассматрива­лись в работах А. С. Беницкого, В. И. Борисова, В. И. Тютюгина, Н. И. Хавронюка, О. А. Чувако - ва. Однако среди них остаются и такие, которые требуют бо­лее детального анализа, кроме того, некоторые суждения этих


Ученых представляются нам дискуссионными.

Целью данной статьи яв­ляется анализ объективных и субъективных признаков со­става преступления, предусмо­тренного ч. 1 ст. 3761 УК; выяв­ление проблем практического применения указанной уголов­но-правовой нормы; форми­рование предложений по со­вершенствованию уголовного законодательства Украины от­носительно рассматриваемых вопросов.

Статья 3761 была помеще­на законодателем в разд. XVIII Особенной части УК «Престу­пления против правосудия». Такой подход был подвержен критике со стороны Н. И. Хав - ронюка, который считает, что «место ст. 3761 - не в разд. XVIII Особенной части УК «Престу­пления против правосудия», а именно где-то между (курсив автора. - В. К.) ее разд. XVI, по­священным преступлениям в сфере использования, в част­ности, автоматизированных си­стем, и разд. XVII, посвящен­ным преступлениям в сфере служебной деятельности» [9, с. 7]. С этой позицией учено­го вряд ли можно согласиться хотя бы потому, что поместить любую статью именно между разделами Особенной части УК означает ничто иное как ли­шить соответствующее престу­пление родового объекта, а, значит, и его юридической при­роды.

В отношении непосред­ственного объекта незакон­ного вмешательства в работу АСДС в юридической литерату­ре были высказаны различные точки зрения. Например, как считает А. С. Беницкий, основ­ным непосредственным объек­том преступления, предусмо­тренного ст. 3761 УК, являются «общественные отношения в сфере правосудия по поводу безопасности информацион­ных ресурсов, которые содер­жатся в автоматизированной системе документооборота суда, а также безопасной ра­боты такой системы», а допол­нительным непосредственным

- «общественные отношения в сфере обеспечения незави­симости судей при отправле­нии правосудия» [3, с. 533]. В данном случае автор акценти­рует внимание, прежде всего, на причинении преступлением вреда общественным отноше­ниям, которые обеспечивают безопасность соответствующих информационных ресурсов, со­держащихся в АСДС, а не отно­шениям, связанным с соблюде­нием конституционных принци­пов деятельности суда.

Н. И. Хавронюк предлагает признавать основной непосред­ственный объект преступле­ния, предусмотренного ст. 3761 УК, альтернативным - в зави­симости от обстоятельств. По его убеждению, им может быть:

(а) порядок выполнения сво­их полномочий должностными лицами, которые имеют право доступа к АСДС, когда деяние совершено таким должностным лицом, или (б) нормальная ра­бота АСДС, которая обеспечи­вает ее от несанкционирован­ного вмешательства, когда де­яние совершено иным лицом путем несанкционированного доступа в АСДС [5, с. 1102]. До­статочно сложно согласиться и с этой точкой зрения.

Как верно отмечает В. Я. Та - ций, «под непосредственным объектом преступления сле­дует понимать те конкретные (курсив наш. - В. К.) обществен­ные отношения, которые по­ставлены законодателем под охрану определенного уголов­ного закона» [7, с. 89]. Исходя из приведенного определения по­нятия, непосредственный объ­ект a priori не может быть аль­тернативным.

На наш взгляд, помещение законодателем ст. 3761 имен­но в разделе «Преступления против правосудия» позволяет сделать вывод о том, что обще­ственными отношениями, кото­рым в первую очередь причи­няется вред при совершении незаконного вмешательства в работу АСДС, выступают кон­ституционные принципы де­ятельности суда, связанные, в частности, с объективным и беспристрастным распреде­лением дел между судьями. В данном случае именно они и являются основным непосред­ственным объектом престу­пления. Дополнительным непо­средственным объектом могут быть общественные отношения по поводу безопасности инфор­мационных ресурсов, которые содержит АСДС; надлежаще­го выполнения должностным лицом своих обязанностей по пользованию этой системой и др.

В отношении предмета не­законного вмешательства в работу АСДС в юридических источниках были высказа­ны различные точки зрения.

Н. И. Хавронюк, например, в зависимости от формы объ­ективной стороны к предмету рассматриваемого преступле­ния относит саму АСДС или компьютерную информацию, которая обрабатывается или хранится в этой системе на со­ответствующих носителях [См.: 9, с. 11, 12; 5, с. 1105]. А. С. Бе - ницкий предметом незаконного вмешательства в работу АСДС считает сведения, которые вно­сятся в эту систему; информа­цию, которая содержится в ней, а также саму АСДС [3, с. 533].

Некоторые ученые [8, с. 852, 853] вообще не называют в ка­честве обязательного признака состава преступления, пред­усмотренного ст. 3761 УК, его предмет.

Считаем, что предметом анализируемого преступле­ния являются сведения, кото­рые вносятся в АСДС. Именно по поводу их и совершается это общественно опасное дея­ние. Такими сведениями могут, в частности, быть: дата посту­пления соответствующих ма­териалов в суд, фамилия лица, в отношении которого поданы документы, и их суть, фамилия (наименование) лица (органа), от которого поступили докумен­ты, фамилия работника аппа­рата суда, который осуществил регистрацию, информация о движении судебных докумен­тов, данные о судье, который осуществлял судебное про­изводство, и др. При этом, как справедливо подчеркивается в юридической литературе, на­званые сведения могут быть как правдивыми, соответствую­щими действительности, так и ложными, которые не соответ­ствуют ей [2, с. 37].

Объективная сторона ис­следуемого преступления вы­ражается в совершении хотя бы одного из следующих аль­тернативных деяний: а) внесе­ние ложных сведений в АСДС;

Б) несвоевременное внесение сведений в АСДС; в) несанкцио­нированные действия с инфор­мацией, которая содержится в АСДС; г) иное вмешательство в работу АСДС. Если преступле­ние совершает не должностное лицо, которое имеет право до­ступа к АСДС, а любое иное, обязательным признаком объ­ективной стороны является также и способ его совершения

- осуществление преступных действий путем несанкциони­рованного доступа в систему.

Некоторые ученые пред­лагают иные подходы в толко­вании признаков объективной стороны незаконного вмеша­тельства в работу АСДС. Так,

О. А. Чуваков вообще не от­носит к объективной стороне рассматриваемого преступле­ния несанкционированные дей­ствия с информацией, которая содержится в АСДС [8, с. 853]. С этой точкой зрения вряд ли можно согласиться, поскольку она не основывается непосред­ственно на тексте самого уго­ловного закона (ч. 1 ст. 3761 УК).

Внесение ложных сведений в АСДС заключается во вклю­чении в систему информации, не соответствующей действи­тельности. Эти сведения мо­гут касаться, в частности, даты поступления документа в суд, предмета спора, сторон и иных участников процесса, этапов прохождения дела и материа­лов, сроков рассмотрения, тек­стов судебных решений и т. д.

Несвоевременное внесе­ние сведений означает занесе­ние соответствующей инфор­мации в АСДС с нарушением установленных для этого сро­ков. Так, согласно ч. 2 ст. 151 Ко­декса административного судо­производства Украины [1; 2005.

- № 35-37. - Ст. 446], регистра­ция в АСДС процессуальных документов, которые подаются в суд и могут быть предметом судебного рассмотрения, долж­на осуществляться работни­ками аппарата соответствую­щего суда в день поступления этих материалов. Аналогичное правило содержит также ч. 2 ст. 35 нового Уголовного про­цессуального кодекса Украи­ны [1; 2013. - № 9, 10. - Ст. 88], согласно которой материа­лы уголовного производства, жалобы, заявления, ходатай­ства, иные предусмотренные законом процессуальные до­кументы, которые подаются в суд и могут быть предметом судебного рассмотрения, под­лежат в порядке их поступле­ния обязательной регистра­ции в АСДС, которая осущест­вляется работником аппарата соответствующего суда в день их поступления.

Несанкционированные дей­ствия с информацией, которая содержится в АСДС, - это со­вершение виновным любых действий с указанной инфор­мацией без соответствующе­го разрешения. Доступ к АСДС предоставляется ее пользова­телям - судьям и работникам аппарата соответствующего суда согласно их функциональ­ным обязанностям на основа­нии приказа руководителя ап­парата суда (п. 1.5 Положения). Функциональные обязанности и права пользователей АСДС, предоставление и лишение права доступа в нее в каждом отдельном суде определяются на основании приказов предсе­дателя суда и руководителя ап­парата суда (п. 2.1 Положения).

Иное вмешательство в ра­боту АСДС заключается в лю­бом самовольном влиянии на ее нормальное функциониро­вание («взламывание» паро­ля; замена, уничтожение, по­вреждение или блокирование соответствующих информаци­онных файлов либо каталогов; «загрязнение» или искажение информации в системе; обе­сточивание соответствующей электросети, что привело к на­рушению бесперебойной рабо­ты АСДС, и др.).

Состав преступления явля­ется формальным и считается оконченым с момента соверше­ния хотя бы одного из указан­ных альтернативных деяний.

Субъективная сторона пре­ступления - прямой умысел. Мотивы и цели могут быть раз­личными.

Субъектами преступления выступают две категории лиц:

- должностное лицо, ко­торое имеет право доступа к АСДС - судья либо работник ап­парата суда согласно их функ­циональных обязанностей, ко­торые получают право досту­па к системе на основании со­ответствующего приказа. Как справедливо отмечается в юри­дической литературе, в данном случае субъект преступления - специальный [4, с. 858];

- любое иное физическое вменяемое лицо, которое до­стигло шестнадцатилетнего возраста и совершает престу­пление путем несанкциониро­ванного доступа к АСДС.

Анализируя состав иссле­дуемого преступления, некото­рые авторы обоснованно ука­зывают на достаточно широкое содержание этой уголовно-пра­вовой нормы в ее нынешней ре­дакции. В частности, Н. И. Хав - ронюк отмечает, что поскольку в тексте ч. 1 ст. 3761 УК «идет речь о документообороте вооб­ще, то есть о любых входящих и исходящих документах, а так­же внутренних документах, а не только о документах по распре­делению дел между судьями, то преступлением признается любое из перечисленных дей­ствий, совершенное в отноше­нии любого документа (доку­мента о состоянии рассмотре­ния дела, документа, который содержит статистические дан­ные и т. д.), и даже несвоевре­менное внесение в АСДС лю­бой входящей или исходящей корреспонденции» [5, с. 1106]. Действительно, нынешняя ре­дакция ч. 1 ст. 3761 УК по свое­му содержанию устанавливает достаточно широкие границы уголовной ответственности за незаконное вмешательство в работу АСДС. С учетом места этой уголовно-правовой нор­мы в системе Особенной ча­сти УК считаем, что более обо­снованно было бы ограничить действие данной нормы лишь случаями незаконного вмеша­тельства в работу АСДС в от­ношении объективного и бес­пристрастного распределения дел для рассмотрения между судьями путем внесения соот­ветствующих изменений в ч. 1 ст. 3761 УК.

Основываясь на исследо­вании объективных и субъек­тивных признаков состава пре­ступления, предусмотренного ст. 3761 УК, можем сформулиро­вать следующие выводы.

1. Основным непосред­ственным объектом незакон­ного вмешательства в работу АСДС выступают обществен­ные отношения, которые обе­спечивают конституционные принципы деятельности суда, связанные, в частности, с объ­ективным и беспристрастным распределением дел между су­дьями, а предметом этого пре­ступления - сведения, которые вносятся в АСДС.

2. Объективная сторона преступления, предусмотрен­ного ст. 3761 УК, выражается в совершении хотя бы одного из следующих альтернативных деяний: а) внесение ложных сведений в АСДС; б) несвоев­ременное внесение сведений в эту систему; в) несанкциони­рованные действия с инфор­мацией, которая содержится в АСДС; г) иное вмешательство в работу системы. Если пре­ступление совершает не долж­ностное лицо, которое имеет право доступа к АСДС, а любое иное, обязательным признаком объективной стороны является также и способ его совершения

- осуществление преступных действий путем несанкциони­рованного доступа к АСДС.

3. Субъектами исследуе­мого преступления выступают две категории лиц: (а) долж­ностное лицо, которое име­ет право доступа к АСДС, или

(б) любое иное физическое вменяемое лицо, которое до­стигло шестнадцатилетнего возраста и совершает престу­пление путем несанкциониро­ванного доступа к этой систе­ме.

4. Учитывая место ст. 3761 в системе Особенной части УК, по нашему убеждению, более обоснованно было бы ограни­чить действие этой нормы лишь случаями незаконного вмеша­тельства в работу АСДС в от­ношении объективного и бес­пристрастного распределения дел для рассмотрения между судьями путем внесения соот­ветствующих изменений в ч. 1 ст. 3761 УК.



Список литературы: 1. Відомості Верховної Ради України. 2. Злочини проти право­суддя : навч. посіб. / за заг. ред. В. І. Борисова, В. І. Тютюгіна. - Х. : Право, 2011. - 160 с.

3. Кримінальне право (Особлива частина) : підруч. / за ред. О. О. Дудорова, Є. О. Письмен - ського. - Т. 2. - Луганськ : Елтон-2, 2012. - 780 с. 4. Кримінальний кодекс України: наук.-практ коментар : у 2-х т. / за заг. ред. В. Я. Тація, В. П. Пшонки, В. І. Борисова, В. І. Тютюгіна. - Т 2: Особл. ч. - Х. : Право, 2013. - 1040 с. 5. Науково-практичний коментар Кримінального кодек­су України / за ред. М. І. Мельника, М. І. Хавронюка. - К. : Юрид. думка, 2012. - 1316 с. 6. По­ложення про автоматизовану систему документообігу суду: рішення Ради суддів України від 26.11.2010 р. № 30 // Вісн. Верхов. Суду України. - 2010. - № 12. - С. 12-18. 7. Таций В. Я. Объект и предмет преступления в советском уголовном праве : моногр. / В. Я. Таций. - Х. : Выща шк., 1988. - 198 с. 8. Уголовный кодекс Украины: науч.-практ. комментарий / отв. ред.

Е. Л. Стрельцов. - Харьков : Одиссей, 2012. - 992 с. 9. ХавронюкМ. І. Стаття 3761 Криміналь­ного кодексу України: здобуток чи прорахунок? / М. І. Хавронюк // Вісн. Верхов. Суду України.

- 2009. - № 10. - С. 6-13.

КРИМІНАЛЬНА ВІДПОВІДАЛЬНІСТЬ ЗА НЕЗАКОННЕ ВТРУЧАННЯ В РОБОТУ АВТОМАТИЗОВАНОЇ СИСТЕМИ ДОКУМЕНТООБІГУ СУДУ:

АНАЛІЗ ОСНОВНОГО СКЛАДУ ЗЛОЧИНУ Козак В. А.

У статті розглядаються об'єктивні й суб'єктивні ознаки складу злочину, передбаченого

Ч. 1 ст. 3761 КК (незаконне втручання в роботу автоматизованої системи документообігу суду), сформульовані пропозиції з удосконалення кримінального законодавства України щодо до­сліджуваної проблеми.

Ключові слова: автоматизована система документообігу суду, незаконне втручання, внесення неправдивих відомостей, несанкціонований доступ.

CRIMINAL RESPONSIBILITY FOR ILLEGAL INTERVENTION IN THE WORK OF COURT’S AUTOMATICAL FLOW OF DOCUMENTS:

ANALYSIS OF THE BASIC ELEMENTS OF CRIME Kozak V. A.

The article analyses objective and subjective sights of criminal's structure, foreknowleged by part 1 art. 376 cc (illegal intervention in the work of court's automatical system of flow of documents) formulated relative propositions according improvement of criminal low of Ukraine.

Key words: court's automatical system of flow of documents, illegal intervention, untrue changes' introduction, unauthorised access.

Поступила в редакцию 25.02.2013 г.