joomla
МАССОВЫЕ АКЦИИ В КОНТЕКСТЕ ПРЕДВЫБОРНОЙ АГИТАЦИИ
Проблеми законності

УДК 342.849.2(477) В. Е. Шеверева,
Канд. юрид. наук Национальный университет «Юридическая академия Украины имени Ярослава Мудрого», г. Харьков

 

В статье рассмотрены массовые акции как проявление политической активности и фор­ма предвыборной агитации. Проанализировано проведение таких форм передвыборной аг - митации, которые можно отнести к массовым акциям, как: митинги, походы, демонстрации, пикеты, концерты, выступления, спортивные соревнования и т. д. в аспекте действующего законодательства и проекта Закона о свободе мирных собраний с участием кандидатов на выборные должности.

Ключевые слова: массовые акции, свобода мирных собраний, предвыборная агитация, избирательный процесс.

 

Самостоятельной формой предвыборной агитации, отде­ленной от других, избиратель­ное законодательство Украины выделяет проведение митин­гов, шествий, демонстраций, пикетов, охватываемых поняти­ем «массовые акции».

Проблемы проведения мас­совых мероприятий рассмо­трены в работах современных украинских и российских иссле­дователей, в первую очередь

В. В. Букача, Е. И. Ковешникова, Д. А. Левчика, Ю. Н. Лемишка, А. В. Сивопляса, А. В. Ушакова и др. Однако вопросы прове­дения массовых мероприятий как формы предвыборной аги­тации отечественные ученые не исследовали. Исключение составляют некоторые труды российских ученых, например, исследование Н. В. Хачатурова [21].

В юридической литерату­ре высказывается предложе­ние ввести в научный оборот и в законодательное регули­рование объединяющее по­нятие «массовые публичные мероприятия», поскольку оно, в отличие от других обобща­ющих словосочетаний, таких как «массовые мероприятия», «массовые акции», «мирные собрания», более точно отра­жает содержание, сущность и направленность всех пред­усмотренных Основным За­коном Украины массовых ме­роприятий, акцентирует вни­мание именно на наличии пу­бличного интереса в процессе их организации и проведения [8, с. 14].

Право на проведение мас­совых акций следует рассма­тривать как способ обмена мне­ниями по различным вопросам жизни общества, способ рас­пространения мнений, взгля­дов, идей и убеждений, способ оперативного выяснения и из­учения общественного мнения и в конечном итоге - как способ реализации права на свобод­ное выражение собственного мнения [20, с. 23].

Согласно позиции Европей­ского Суда по правам человека (далее - ЕСПЧ) по делу «Фель - дек против Словакии», содей­ствие свободной политической дискуссии является очень важ­ной чертой демократического общества. Он уделяет больше внимания свободе выражения мнений в контексте политиче­ской дискуссии и считает, что для оправдания ограничений политических высказываний нужны очень серьезные осно­вания. Если позволять широкие ограничения политических вы­сказываний, в отдельных слу­чаях это, несомненно, будет влиять на уважение свободы слова вообще в этом государ­стве (п. 83) [17].

Очевидно, митинги, демон­страции, собрания являются, с одной стороны, специфически­ми формами, объединяющими граждан, и имеют временный характер, с другой - их цель за­ключается в выражении опре­деленных мыслей, убеждений. Таким образом, свобода собра­ний выступает как интегриру­ющее субъективное право, по­зволяющее сочетать эффект коллективности с возможно­стью выражать собственную позицию по тому или иному во­просу общественной жизни [3, с. 23].

Согласно ч. 1 ст. 39 Консти­туции Украины, «граждане име­ют право собираться мирно, без оружия и проводить собра­ния, митинги, походы и демон­страции, о проведении которых заблаговременно уведомля­ются органы исполнительной власти или органы местного са­моуправления» [7]. Сравнивая ст. 39 Конституции Украины и ст. 11 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека, следует заметить, что положения Конституции не­сколько отличаются от Конвен­ции. В последней говорится о «каждом человеке», то есть провозглашается принадлеж­ность права на свободу мирных собраний всем лицам незави­симо от гражданства, а в Кон­ституции - только гражданам Украины.

Ученые по этому поводу от­мечают, что закрепление иных, не предусмотренных ст. 39 Кон­ституции, форм проведения массовых мероприятий явля­ется неконституционным [10, с. 57]. На наш взгляд, перечень массовых мероприятий, приве­денный в ст. 39 Конституции, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит, а потому изме­нить существующее положе­ние дел возможно только путем внесения изменений в Основ­ной Закон, например, такого со­держания: «Законом может быть предусмотрено проведение и других массовых мероприятий (собраний)». Такой подход дал бы возможность избежать споров по поводу законности того или иного массового мероприятия.

В связи с этим требует вы­яснения вопроса о том, распро­страняются ли требования ст. 39 Конституции Украины на все проявления политической актив­ности в виде массовых публич­ных мероприятий, в том числе и на те, что проводятся в рамках референдарных и избиратель­ных процедур [8, с. 1].

Если обратиться к законо­дательству Австрии, Белару­си, Великобритании, Италии, Российской Федерации (да­лее - РФ), Таджикистана, Вен­грии, Франции, ФРГ, то при его анализе можно отметить, что здесь предусмотрено регули­рование и надзор за проведе­нием массовых мероприятий, преимущественно обществен­но-политических, в отдельном нормативном акте на уровне Закона в рамках двух подходов: первый - в государстве суще­ствует общий законодательный акт, который определяет по­нятие массового мероприятия, порядок обеспечения обще­ственного порядка и безопас­ности во время его проведения, и второй - государство законом устанавливает порядок проведе­ния отдельных видов массовых мероприятий, как правило, - об­щественно-политических, ведь именно они являются наиболее проблемными в плане обеспе­чения правопорядка [18, с. 246, 247].

Итак, прежде всего, необхо­димо принять Закон о массовых мероприятиях, на что есть пря­мая ссылка в Конституции, от­сутствие которого не только за­трудняет регламентацию форм предвыборной агитации, право­применительную деятельность, но и отрицательно влияет на состояние соблюдения прав и свобод граждан. При принятии специального Закона о массо­вых акциях желательно оста­вить за рамками его регулиро­вания встречи с избирателями, которые проводятся в помеще­ниях, поскольку это нашло пра­вовое регулирование в избира­тельных законах и это, на наш взгляд, является достаточным.

Указанная позиция находит поддержку и в соответствую­щих законопроектах, в частно­сти, в проекте Закона Украины «О свободе мирных собраний», более известного как законо­проект № 2450 [14]. В мае 2009 г. он был подан в парламент, ко­торый принял его в первом чте­нии 03.06.2009 г. Закон в новой редакции повторно был направ­лен Венецианской комиссии и ОБСЕ/БДИПЧ для осуществле­ния правовой оценки.

Согласно ст. 2 проекта За­кона, определенные виды со­браний исключены из сферы его действия. В этом отноше­нии Венецианская комиссия и ОБСЕ/БДИПЧ отмечают, что ис­ключение «встреч избирателей с кандидатами» не было рас­пространено на «все связан­ные с выборами встречи», как рекомендовалось в Совмест­ном мнении 2009 г. Общий за­кон о собраниях должен охва­тывать собрания, связанные с предвыборными кампаниями, неотъемлемой частью которых является организация публич­ных мероприятий. Поэтому Ве­нецианская комиссия и ОБСЕ/ БДИПЧ напоминают о своей рекомендации внести в это по­ложение изменения для обе­спечения того, чтобы... встречи избирателей с кандидатами в депутаты и избранными депута­тами, кандидатами на пост Пре­зидента Украины, в обществен­ных местах, защищались в со­ответствии с Проектом Закона или любого другого первично­го законодательного акта, что может определяться в проекте Закона. Также должна обеспе­чиваться преимущественная сила его положений над любы­ми другими нормами, касающи­мися собраний, и которые мо­гут быть более строгими, чем существующие положения про­екта Закона (п. 20 Совместного заключения) [16].

Как отмечалось в Совмест­ном мнении 2009 г., Венециан­ская комиссия и ОБСЕ/БДИПЧ приветствуют желание не регу­лировать определенные виды мероприятий. Несмотря на это, считают, что некоторые катего­рии собраний, исключенные из сферы действия Закона в ст. 2 (например, «собрания, прово­димые с целью отдыха» или «общественные развлекатель­ные мероприятия»), могут по­дорвать четкость и предска­зуемость закона. Например, организаторы собрания могут считать, что их собрание под­падает под категорию отдыха или развлечений и, таким обра­зом, не требует уведомления. Однако органы власти могут иметь другое мнение по кон­кретному собранию и считать, что оно не проводится для от­дыха и не предназначается для целей развлечения обществен­ности, и обусловливать его проведение сообщением и ис­полнением (других) требований Закона. Поэтому рекомендует­ся уделить большее внимание определению этих исключений для точного определения мер, которые не подлежат регулиро­ванию, и уменьшения вероят­ности противоречий в толкова­нии (п. 21) [16].

Это актуально ввиду того, что во время избирательного процесса под видом развле­кательных мероприятий быва­ют случаи проведения акций общественно-политической направленности с целью побу­дить избирателей голосовать или не голосовать за кандидата (список кандидатов).

К тому же такая норма, как следствие, обуславливает, что инициаторы проведения меро­приятия не получают статуса организаторов, а соответствен­но и связанных с этим статусом юридических прав и обязан­ностей; по собственному усмо­трению могут выбрать время, место, способ проведения ме­роприятия и др., а его участни­ки не имеют гарантий обеспе­чения общественного порядка и собственной безопасности со стороны органов внутренних дел, что является недопусти­мым [9, с. 87].

По мнению В. В. Долежана, в будущем Законе о массовых публичных акциях категория развлекательных мероприятий должна регулироваться только в тех случаях, когда последние проводятся вне концертных за­лов и спортивных сооружений. При этом, рассматривая вопрос о необходимости распростра­нения правового регулирова­ния массовых мероприятий на различные формы предвыбор­ной агитации, он придержива­ется позиции, что в связи с ско­ротечностью избирательного процесса и законодательным принципом свободы предвы­борной агитации такой необхо­димости нет [5, с. 88].

Однако в Конституции Укра­ины отсутствует указание на то, что во время избирательной кампании общие требования к проведению массовых меро­приятий не применяются, а по­тому массовые акции, которые проводятся в форме предвы­борной агитации, по нашему мнению, должны регулировать­ся как Законом о таких акциях, так и избирательным законода­тельством.

Проведение публичных ме­роприятий, кроме тех, которые организует территориальная или окружная избирательные комиссии, должно быть опла­чено на договорной основе из средств избирательного фонда (ч. 7 ст. 58 Закона о президент­ских выборах [4; 2004. - № 20­21. - Ст. 291], ч. 4 ст. 48 Закона о местных выборах [4; 2010. - № 35-36. - Ст. 491]), а в соответ­ствии с Законом о парламент­ских выборах - проведение всех без исключения публичных ме­роприятий (ч. 9 ст. 68 [4; 2005.

- № 38-39. - Ст. 449]). Однако, как следует из судебных реше­ний, не всегда удается доказать причастность субъекта изби­рательного процесса к прове­дению концертов, спектаклей, спортивных соревнований, де­монстрации фильмов и теле­передач или иных публичных мероприятий, поскольку долж­ны быть факты того, что такие мероприятия проходят с его ве­дома, согласования и воли (По­становление от 26.03.2006 г. [6, с. 532, 533]).

Если, например, концерты артистов проходят сразу после встречи кандидатов с избира­телями без оплаты из средств избирательного фонда, то это будет нарушением установлен­ных законом правил финанси­рования избирательной кампа­нии, однако лишь в том случае, если указанные концерты явля­ются составной частью прове­дения кандидатами предвыбор­ной агитации. При этом о прове­дении предвыборной агитации, в частности, свидетельствуют: призывы участников концерта поддержать на выборах соот­ветствующего кандидата, рас­пространение на концерте агита­ционных предвыборных матери­алов, призывающих голосовать за кандидата, объявления по­ложений его предвыборной про­граммы. Само же присутствие кандидата на концерте, органи­зованном в период проведения выборов, не может быть при­знано нарушением, если это непосредственно не связано с проведением им предвыборной агитации [11].

В случае бесплатной раз­дачи избирателям билетов на этот концерт (как и на любое другое развлекательное меро­приятие), следует ставить во­прос о наличии факта подкупа избирателей [2, с. 152]. Такая позиция, в частности, нашла подтверждение в судебной прак­тике РФ: бесплатные концерты, организованные кандидатом для избирателей, расцениваются как предмет подкупа. При этом в та­ких категориях дел суд указыва­ет, что обязательным признаком подкупа является его осущест­вления при условии голосования «за» или «против» конкретного кандидата [1, с. 154].

В Украине также были по­пытки признать проведение массовых мероприятий подку­пом избирателей. Так, во время одной из избирательных кампа­ний в суд была подана жалоба относительно обязательства отменить регистрацию списка кандидатов от районной ор­ганизации партии по мотивам нарушения им правил ведения предвыборной агитации в связи с проведением бесплатной дис­котеки при поддержке этой пар­тии, что истец считал подкупом избирателей. И хотя в связи с тем, что истец четко не указал в исковых требованиях установ­ления факта подкупа избирате­лей, его жалоба была оставле­на без удовлетворения, в поста­новлении суда по этому поводу была изложена такая позиция (Постановление от 25.03.2006 г. [6, с. 330-332]). Если указанная дискотека была организована согласно избирательному за­конодательству (с сообщени­ем избирательной комиссии, заключением соглашения на аренду площадей и др.) и без условия голосования «за» или «против» конкретного кандида­та, то это нельзя считать под­купом. Если же при проведении указанного массового меропри­ятия были торжественно пере­даны материальные ценности, это является нарушением изби­рательного законодательства и может быть обозначено как кос­венный подкуп (Постановление от 25.03.2006 г. [Там же, с. 514­517]).

В ч. 2 ст. 39 Конституции Украины отмечается, что «огра­ничение относительно реализа­ции этого права может устанав­ливаться судом в соответствии с законом (курсив наш. - Ш. В.) и только в интересах нацио­нальной безопасности и обще­ственного порядка...» [7]. При отсутствии соответствующего закона, к сожалению, катего­рия «заблаговременного» уве­домления о проведении мас­совых мероприятий остается оценочной, что открывает путь к возможному ограничению кон­ституционных прав граждан и злоупотреблению со стороны властных органов. Следова­тельно, именно путем законо­дательного регулирования се­годня должен быть упорядочен вопрос проведения демонстра­ций, походов, митингов, собра­ний и других форм массовых акций, что приобретает особое значение в период избиратель­ного процесса.

При этом ЕСПЧ рассматри­вая дела о нарушении ст. 11 Конвенции, во-первых, изучает, было ли осуществлено вмеша­тельство в право на свободу мирных собраний, гарантируе­мое Конвенцией. Во-вторых, он анализирует, насколько вмеша­тельство было законным, т. е. соответствовало национально­му праву конкретного государ­ства. В-третьих, Суд обраща­ет внимание на цель, которую преследовало государство, вмешиваясь в осуществление данного права. И, в-четвертых, определяет, насколько необхо­димым было вмешательство с учетом конкретных обстоя­тельств дела. Данный подход имеет большое практическое значение: если при ответе на один из перечисленных вопро­сов ЕСПЧ дается отрицатель­ный ответ, то констатируется факт нарушения государством свободы мирных собраний [22, с. 20, 21].

Согласно Руководящим принципам по свободе мирных собраний ОБСЕ/БДИПЧ, ни ги­потетический риск обществен­ных беспорядков, ни присут­ствие враждебно настроенной публики не являются законным основанием для запрета мир­ного собрания [15].

Также отмечается, что даже при стихийных собраниях в за­коне следует прямо предус­мотреть исключение из тре­бования о предварительном уведомлении в случаях, когда предварительное уведомление является невозможным с прак­тической точки зрения. Даже в случае непредставления раз­умного объяснения факта не­подачи предварительного уве­домления, властям надлежит обеспечить защиту любого стихийного собрания и содей­ствовать его проведению при условии сохранения мирно­го характера такого собрания. Организаторы, игнорирующие действующие требования о по­даче предварительного уве­домления или отказывающиеся их выполнять, могут быть впо­следствии привлечены к ответ­ственности.

Считаем целесообразным закрепление в Законе о массо­вых акциях положения о том, что граждане в пределах пред­выборной агитации могли бы без заблаговременного уве­домления проводить встречи с избирателями вне помещений, которые могут просто перейти со встречи избирателей в мас­совое мероприятие. Конечно, только в тех местах, где не про­водится другое массовое меро­приятие для предотвращения проведения контрдемонстра­ции.

Однако, как уже отмеча­лось, сегодня проблема за­конодательного обеспечения проведения собраний, митин­гов, шествий и демонстраций граждан в Украине остается нерешенной. Несмотря на это, в течение 1990 - 2000-х гг. го­родские советы или их испол­комы некоторых областных центров Украины, в частности, Киева, Харькова, Днепропет­ровска, Сум, Львова, Кирово­града, Полтавы и некоторых районных центров приняли собственные решения, кото­рыми утвердили порядок орга­низации и проведения массо­вых акций.

Исследователи этого во­проса обнаружили следующую зависимость: количество судеб­ных вмешательств в свободу проведения мирных собраний больше там, где органы мест­ного самоуправления приняли такие локальные акты, кото­рые фактически ограничивают конституционную свободу мир­ных собраний. Например, уста­навливают сроки уведомления органов власти о проведении мирного собрания, ограничива­ют их проведения конкретными местами (например, в Полтаве - место у стадиона, подальше от органов власти) и др. [12].

По нашему мнению, вопрос проведения массовых меро­приятий должен определяться исключительно на законода­тельном уровне, о чем указы­вается в Конституции, никаких положений местных органов власти в этой сфере не может быть. Тем более, что они обыч­но ограничивают проведение массовых акций по основани­ям, не указанным в Конститу­ции Украины. Например, реше­ние исполнительного комитета Северодонецкого городского совета от 05.11.2002 г. № 1836 «Об определении места про­ведения собраний, митингов и других акций в г. Северодо - нецк». Это решение стало пред­метом судебного разбиратель­ства. Так, судебная палата по гражданским делам Верховно­го Суда Украины от 08.12.2004 г. указала, что решение исполко­ма, хотя действительно и носят рекомендательный (на что ука­зывал сам исполком - Ш. В.), а не обязательный характер, од­нако в понимании ст. 22 Кон­ституции Украины является ограничением права заявите­ля, поскольку как рекоменда­тельная норма указывает на желаемый характер поведе­ния личности и уполномочи­вает ее действовать опреде­ленным образом, в частности, воздержаться от проведения массовых собраний в одних определенных решениями ме­стах, а принимать меры для их проведения в других, опре­деленных решениями, местах [19, с. 93].

Следует заметить, что в большинстве случаев сфера действия указанных актов не определена или определяется общим образом. И только в от­дельных Положениях о поряд­ке проведения массовых меро­приятий устанавливается, что сфера их действия не распро­страняется на встречи избира­телей с кандидатами и избран­ными депутатами, кандидатами на пост Президента Украины (например, п. 1.3 Положения о порядке организации и прове­дения в г. Черновцах мирных собраний) [13]. Нужно отметить, что в 2011 г. соответствующие положения в Черновцах и Сим­ферополе были обжалованы и отменены в судебном порядке как, принятые с превышением компетенции и нарушающие свободу мирных собраний. Все же негативное влияние таких положений на реализацию сво­боды мирных собраний остает­ся неизменным.

Таким образом, необходи­ма активизация научных ис­следований в указанной сфе­ре, ведь на сегодня в конститу­ционном праве не сформули­рованы конкретные признаки разграничения понятий митин­гов, демонстраций, уличных шествий, собраний и др. Это затрудняет их правовую ре­гламентацию, эффективность которой во многом зависит от четкого определения юриди­ческого содержания каждой из политических свобод.

При принятии Закона о мас­совых мероприятиях никаких по­ложений органов местного само­управления в этой сфере не мо­жет быть, однако в отсутствии в настоящее время такого Закона они должны привести свои ре­шения об утверждении Положе­ний о порядке проведения мир­ных собраний в соответствие с требованиями Конституции Украины и ст. 11 Европейской Конвенции о защите прав чело­века и основных свобод.

Перспективой дальнейших научных исследований может быть раскрытие таких форм пред­выборной агитации, как публич­ные дебаты, дискуссии, «круглые столы», пресс-конференции от­носительно положений предвы­борных программ и политиче­ской деятельности партий (бло­ков) - субъектов избирательного процесса или кандидатов в депу­таты и др.

Список литературы:

1. Аглеева Л. Т. Предвыборная агитация в избирательном пра­ве Российской Федерации (вопросы теории и практики) : дисс. на соиск. учен. степени канд. юрид. наук : 12.00.02 / Лилия Тахиряновна Аглеева. - Екатеринбург, 2006. - 189 с.

2. Боль­шаков С. В. Информационное обеспечение выборов и референдумов в Российской Феде­рации / С. В. Большаков, А. Г. Головин. - [2-е изд.]. - М. : РЦОИТ ; Весь мир, 2007. - 304 с.

3. Букач В. В. Зміст конституційних політичних прав і свобод громадян / В. В. Букач // Право України. - 2001. - № 9. - С. 21-23.

4. Відом. Верхов. Ради України.

5. Долежан В. В. Проблеми правового регулювання організації і проведення масових публічних акцій / В. В. Долежан // Право України. - 2003. - № 7. - С. 84-89.

6. Збірник рішень судів за результатами розгляду скарг і заяв суб'єктів виборчого процесу з виборів депутатів Верховної Ради АРК, місцевих рад та сільських, селищних та міських голів 2006 року / [редкол. : Я. В. Давидович (голова), М. І. Мельник (заст. голови), М. І. Ставнійчук (заст. голови) та ін.]. - К. : Атіка, 2007. - 744 с.

7. Конституція України.

8. Лемішко Ю. М. Конституційно-правові основи участі громадян України у масових публічних заходах : автореф. дис. на здоб. наук. ступ. канд. юрид. наук : 12.00.02 / Ю. М. Лемішко. - Х., 2009. - 19 с.

9. Марчук Д. Законодавче регулювання масо­вих заходів в Україні / Д. Марчук // Проблеми правознавства та правоохоронної діяльності. - 2010. - № 4. - С. 83-90.

10. Міщенко С. М. Стаття 39 Конституції України: проблемні питан­ня застосування / С. М. Міщенко, С. А. Солоткий // Вісник Верховного Суду України. - 2002. - № 1 (29). - С. 56-59.

11. Постников А. Е. Путеводитель по избирательному праву России [Електрон. ресурс] : пос. для канд. и член. изб. комиссий / А. Е. Постников, Л. Г. Алехичева ; вебсайт Ин-та развития избират. систем (ИРИС). - Режим доступа : Http://www. democracy. ru/ library/practice/commissions/PostnikovGuide_2003.

12. Права людини в Україні - 2011. Х. Сво­бода мирних зібрань в Україні. [Електрон. ресурс] / Інформ. портал Укр. Гельсінської спілки з прав людини. - Режим доступу : Http://helsinki. org. ua/index. php? id=1332322085.

13. Про визна­чення порядку організації та проведення у м. Чернівцях мирних зібрань та визнання такими, що втратили чинність раніше прийняті рішення з цього питання [Електрон. ресурс] : рішення Чернівец. міськ. ради від 24.12.2009 р. № 1192 / Офіц. сайт Чернівец. міськ. ради. - Режим до­ступу : Http://chernivtsy. eu/portal/f/mr/ses2009047-1192.doc.

14. Про порядок організації і про­ведення мирних заходів [Електрон. ресурс] : проект Закону України від 06.05.2008 р. № 2450 / Офіційний сайт Верхов. Ради України. - Режим доступу : Http://w1.c1.rada. gov. ua/pls/zweb2/ webproc4_1?pf3511=32431.

15. Руководящие принципы по свободе мирных собраний [Елек­трон. ресурс] / Website Organization for Security and Co-operation in Europe. - Режим доступа : Http://www. osce. org/ru/odihr/24524.

16. Спільний висновок Венеціанської комісії та ОБСЄ/ БДІПЛ стосовно Закону України про мирні зібрання [Електрон. ресурс] : прийнята Венеціан­ською комісією на її 84-й пленарній сесії (Венеція, 15-16 жовтня 2010 р.) / Вебсайт blog. i.ua. - Режим доступу : Http://blog. i.ua/community/662/561640/.

17. Справа «Фельдек проти Словаччи­ни» (Case of Feldek v. Slovakia) : рішення Європейського Суду з прав людини від 12.07.2001 р. // Вісник Верхов. Суду України. - 2001. - № 6 (28).

18. Стеценко С. Обмеження права на свободу зібрання в законодавстві зарубіжних країн / С. Стеценко, А. Яременко // Проблеми державотворення і захисту прав людини в Україні : зб. наук. пр. за матер. ХІІІ регіон. наук.- практ. конф., Львів, 8-9 лют. 2007 р. - Л. : Вид-во юр. ф-ту Львів. нац. ун-ту ім. І. Франка, 2007. - С. 246-248.

19. Ухвала судової палати у цивільних справах Верхов. Суду України від 08.12.2004 р. // Правове регулювання свободи мирних зібрань : матер. громад. слухань / упоряд. : Є. Захаров, В. Яворський. - Х. : Фоліо, 2005. - С. 93-94.

20. Ушаков А. В. Право на проведение публичных мероприятий и его соотношение с другими конституционными права­ми и свободами человека и гражданина / А. В. Ушаков // Акад. юрид. журн. - 2007. - № 4. - С. 23-27.

21. Хачатуров Н. В. Правовое регулирование и особенности реализации права на предвыборную агитацию : дисс. на соиск. учен. степени канд. юрид. наук : 12.00.02 / Николай Васильевич Хачатуров. - М., 2004. - 199 с.

22. Яковенко М. А. Конституционное право граж­дан Российской Федерации на проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований в контексте практики Европейского суда по правам человека / М. А. Яковенко // Рос. правосудие. - 2011. - № 7 (63). - С. 19-25.

 

МАСОВІ АКЦІЇ В КОНТЕКСТІ ПЕРЕДВИБОРНОЇ АГІТАЦІЇ Шеверєва В. Є.

У статті розглядаються масові акції як прояв політичної активності та форма перед­виборної агітації. Проаналізовано проведення таких форм передвиборної агітації, які мож­на віднести до масових акцій, як: мітинги, походи, демонстрації, пікети, концерти, вистави, спортивні змагання тощо в аспекті існуючого законодавства та проекту Закону про свободу мирних зібрань, окреслено специфіку проведення масових заходів за участі кандидатів на виборні посади.

Ключові слова: масові акції, свобода мирних зібрань, передвиборна агітація, виборчий процес.

MASS ACTIONS IN THE CONTEXT OF PRE-ELECTION CAMPAIGNING Shevereva V. E.

The article considers the mass actions as a manifestation of political activity and form of campaigning. Analyzes of these forms of pre-election campaigning is conducted that can be attributed to mass actions, such as: meetings, marches, demonstrations, pickets, concerts, performances, sporting events, etc., in terms of the current legislation and the draft Law on Freedom of Assembly, with the participation of candidates for election. Own recommendations on the regulation of mass actions as a form of campaigning in the future law on such events have been proposed.

Key words: mass actions, freedom of peaceful assembly, pre-election campaigning, the electoral process.

Поступила в редакцию 19.02.2013 г.