joomla
ПРИЗНАКИ И ФУНКЦИИ ЛЕГИТИМНОСТИ В КОНТЕКСТЕ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ
Проблеми законності

С. В. Гладий,

Судья Апелляционного суда,

Г. Киев

В статье на основании обобщения знаний социологии, философии, политологии, кра - тологии о сущности легитимности власти, формулируются ее признаки и функции. Оценива­ется возможность использования этих знаний при раскрытии сущности легитимности власти судебной.

Ключевые слова: власть, судебная власть, легитимность, признаки и функции легитим­ности.



Сегодня вопросы, связан­ные с феноменом легитимности судебной власти, а также про­цессов, механизмов и инсти­тутов ее легитимации, являют­ся одной из фундаментальных проблем современной теории судебной власти. Первые труд­ности возникают уже на стадии формулирования основных де­финиций, поскольку термины «легитимность», «власть», «су­дебная власть», несмотря на свое длительное существова­ние в правовой теории, являют­ся по своей природе многознач­ными (в определенной степени даже оценочными) понятиями, во многом дискуссионными. Как представляется, основным кон­цептом должно стать определе­ние собственно самого понятия легитимности, его содержания, признаков и функций. Экстра­поляция полученных результа­тов на феномен судебной вла­сти станет фундаментом фор­мулировки содержания теории ее легитимности.

Процессы легитимации власти стали одной из ключе­вых проблем теории власти (кратологии), этому вопросу уделяли много внимания фи­лософы, социологи и особен­но (по понятным причинам) по­литологи. В меньшей степени это вопрос исследован наукой судоустройства. Поэтому в це­лях наиболее полного содер­жательного осмысления леги­тимности власти судебной (что является предметом этой ста­тьи) считаем целесообразным анализ основных положений легитимности власти, которые наработаны именно в вышеупо­мянутых отраслях знаний.

Обобщение различных под­ходов к анализу природы ле­гитимности позволяет сделать вывод, что легитимность как форма властеотношений име­ет собственную структуру, фор­
мы существования, возникает на определенном этапе обще­ственного развития, проходит определенные фазы станов­ления, развития и зрелости [11, с. 47]. Но с каких бы позиций не рассматривалась легитим­ность, необходимо отметить, что понятие легитимности само по себе не имеет всеобъемлю­щего характера, а состоит из от­дельных элементов. В частно­сти, можно говорить о легитим­ности происхождения власти (легитимность источники), ле­гитимности процесса организа­ции институтов и органов вла­сти, легитимности полномочий, легитимности форм и методов деятельности, и, наконец, о ле­гитимности тех или иных дей­ствий конкретных представите­лей власти [12, с. 34]. Но объе­диняющим фактором в системе указанных объектов легитима­ции выступают общие призна­ки и функции легитимности, ис­следование которых позволит нам выделить основные содер­жательные элементы легитим­ности судебной власти.

Признаки легитимности - это те качества, которые приоб­ретают субъект и объект власти в системе их взаимодействия, процедуры легитимации. Их можно разделить на внешние, устойчивые на уровне явления, и внутренние, устойчивые на уровне сущности. В частности, к внешним признакам легитим­ности власти можно отнести: а) стабильность институцио­нальной формы власти и систе­мы ее органов; б) успешность функционирования власти (эф­фективность ее решений, на­правленных на общее управле­ние подчиненными субъектами, отсутствие общественных кон­фликтов и т. п.), в) универсаль­ность (тотальность) власти; г) добровольное исполнение предписаний субъектов вла­сти (минимизация применения силы, принуждения); д) призна­ние институтов власти мировым сообществом и т. д. Но наибо­лее полный анализ легитимно­сти возможен через исследова­ние ее внутренних, сущностных признаков [1, с. 66].

Первым важнейшим вну­тренним признаком легитим­ности является стабильность системы властеотношений между субъектом и объектом власти. Стабильность характе­ризует слаженный (устоявший­ся) механизм взаимодействия между субъектом и объектом власти, эффективность спосо­бов воздействия властвующе­го на подвластного. Можно вы­делить два вида стабильности: открытый (или автономный), ха­рактеризующийся доброволь­ностью передачи обществом определенных управленческих функций государству, и моби­лизационный, который харак­терный либо для периода все­общего общественного подъе­ма, либо в случае обеспечения явного принуждения по отно­шению к обществу или отдель­ным его элементам. В основе первого вида лежит равенство государства и общества, согла­сованность их интересов, а вто­рого - интерес государства.

В зависимости от вида ста­билизации выделяют два вида легитимности: статическую и динамическую. Мобилизаци­онной стабильности соответ­ствует обычно статический тип легитимности: его сутью явля­ется создание и сохранение статических социальных и по­литических структур, постоян­ных политических институтов и отношений. Этот тип является достаточно архаичным, связан с представлением о стабильно­сти общественного строя, мед­ленным темпом историческо­го процесса, традиционными и консервативными формами идеологии, закрепленными в политическом сознании стере­отипами.

Открытой (или автономной) стабильности соответствует ди­намический тип легитимности. Этот тип характерен для откры­тых сообществ, освоивших ме­ханизмы обновления, социаль­ных и политических изменений и развития в рамках существу­ющих общественно-политиче­ских систем, которые находятся в процессе исторического раз­вития, что воспринимается не как разрушительный, а как ста­билизирующий фактор. Такие системы стабилизируются бла­годаря их способности воспри­нимать и аккумулировать внеш­ние и внутренние импульсы, трансформирующие, органично приводящие к демократическо­му процессу не только механиз­мы предупреждения, но и меха­низмы использования конфлик­тов для усовершенствования стабильности системы.

При статической легитим­ности изменения происходят медленнее, поэтому она исто­рически предшествует динами­ческой. Статическая легитим­ность характерна для древ­них, античных, средневековых обществ, где при замедленном темпе общественного развития допускается накопление изме­нений в течение значительного времени без дестабилизации системы. В условиях же уско­рения развития общественных процессов нового времени на смену статической приходит динамическая легитимность, которая способна достаточно быстро реагировать на измене­ния и сохранять стабильность системы. Это не исключает все же возможности существова­ния статической легитимности и в современных условиях, но глобальная же тенденция за­ключается в движении к ди­намической легитимности [3, с. 112].

Следующим признаком ле­гитимности является эффек­тивность - показатель того, насколько действенно власть использует имеющиеся у нее возможности (механизмы влия­ния) для удовлетворения обще­ственного запроса. По этому признаку можно выделить два типа легитимности: гуманисти­ческий и этатический. При гу­манистическом типе на первое место ставятся интересы права и свободы отдельного гражда­нина, а при этатическом - инте­ресы развития государства [6, с. 5].

Еще одним признаком леги­тимности является подчинение и исполнение. Их суть - добро­вольное или вынужденное со­гласие воспринимать импульсы власти и придерживаться их [4, с. 21].

Важным признаком леги­тимности является вовлечен­ность, включенность граждан в дела государства (т. е. власти). По этому признаку выделяются четыре типа легитимности: ак­тивность, лояльность, конфор­мизм и фанатизм. Активность

- это активная и сознательная включенность общества во все сферы и механизмы функцио­нирования власти. Лояльность

- это уважение к власти, при­знание и добровольное согла­сие на веления власти о необ­ходимости совершения опреде­ленных действий. Конформизм предусматривает согласование с большинством, социальны­ми стандартами поведения и восприятия власти. Даже если отдельные индивиды и не до­вольны властью и не одобря­ют ее решений, но публично этого не выражают, а соглаша­ются с большинством, которое этой властью довольно. В по­литологии конформизм как тип легитимности рассматривает­ся в качестве одной из форм аполитичности. Фанатизм как тип легитимности ярко пред­ставлен в институтах национа­листического режима. В его ос­нове заложены коллективные представления, которые опре­деляют совокупность знаний, точек зрения, норм поведения и т. п., которые не являются ос­мысленными, сознательными в силу привычки, устойчивости определенного социального опыта. В этом типе легитимно­сти доминирующую роль игра­ют эмоциональные компонен­ты: рациональное существует в виде стереотипов, традици­онного мировоззрения, веры. Важной является роль лидера (лица, возглавляющего власть), подвластные ему фактически отождествляют себя с ним, ин­тересы государства (власти) воспринимаются как первооче­редные интересы народа, од­нако часто такое «единство ин­тересов» является иллюзией [5, с. 44].

Существование легитимно­сти, проявление основных ее признаков осуществляется че­рез совокупность необходимых функций, присущих для любого ее вида.

Важнейшая функция леги­тимности - обеспечение согла­сия большинства относительно политики определенной власти. Согласие предусматривает гар­моничные взаимоотношения и усиленное взаимодействие субъекта и объекта власти, их единство в отношении опре­деленных действий, фактов, решений. Согласие - это под­чинение на основе одобрения власти и ее институтов. Судеб­ная власть, например, являет­ся основным институтом в ре­шении общественно-правовых конфликтов. Однако при сни­жении легитимности судебной власти возможно возникнове­ние альтернативных способов разрешения конфликтов. Яр­ким примером последнего яв­ляются институты третейских, церковных судов и др. [9, с. 54].

Следующая функция ле­гитимности - обеспечение до­верия к власти со стороны под­властных. Механизмами такого «обеспечения» выступают раз­личные инструменты формиро­вание эмоционального и раци­онального отношения людей к власти. Значение доверия к вла­сти является исключительным

- оно выступает предпосылкой субъективации власти, обеспе­чивает добровольное подчине­ние. Доверие не всегда предпо­лагает точное знание о целесо­образности власти, на первый план выходит вера в нее. В ка­честве показателей доверия к судебной власти (в контексте веры в ее справедливость и правильность решений) может служить процент обжалования судебных решений и процент добровольного исполнения су­дебного решения. Именно до­верие к власти вступает одним из основных средств ее легити­мации, но не единственным [10, с. 77].

С развитием общества, углубления легитимности вла­сти возникает потребность в объяснении и доказательстве необходимости принятия тех или иных властных решений, совершения определенных действий. Функция обеспече­ния объяснения и доказатель­ства целесообразности власти (ее институтов, механизмов, решений и т. п.) формирует у членов общества знания о за­конах (алгоритмы) функциони­рования власти. Путем объ­яснения определяется сущ­ность явлений, происходящих в системе властеотношений, открываются причинно-след­ственные связи, разъясняет­ся роль тех или иных решений власти для общества, послед­ствия их реализации для ин­тересов большинства. То есть, это формирование качествен­но новой формы легитимности власти, которая основывается не только на вере, но и на зна­нии, а значит, подчинение этой власти будет осознанным. Зна­ние обеспечивает более ста­бильную легитимность, чем доверие, поскольку исключает возможность манипулирования мнением большинства о ме­ханизмах функционирования власти. Знание опирается на общий контекст объяснения и отсутствие необходимости объ­яснения отдельных частностей [8, с. 13]. Эта функция легитим­ности тесно связана с таким принципом функционирования судебной власти как откры­тость (или транспарентность) [8, с. 13].

Функция обеспечения оправдания тесно связана с об­щественным согласием. В об­ществе с легитимной властью могут быть оправданы и непо­пулярные действия. Оправда­ние непопулярных действий ле­гитимной власти, легитимность которой основана на знании, и оправдание действий власти, легитимность которой основа­на на вере, - разные. В первом случае сложнее достичь оправ­дания действий власти путем манипулирования обществен­ным сознанием, во втором - легче манипулировать, и, соот­ветственно, оправдывать даже самые непопулярные действия (решения) власти. Одним из ме­ханизмов оправдания в контек­сте функционирования судеб­ной власти являются институты правовой рекламы, публичные обращения органов судейского самоуправления, нормативное требование по правильности судебных решений.

Следующая важная функ­ция легитимности - обеспече­ние подчинения. Легитимность предусматривает выполнение решений власти (законопос­лушность). Подчинение без принуждения (добровольное) является показателем высоко­го уровня легитимности, раз­витых правосознания и право­вой культуры. Снижение леги­тимности проявляется, прежде всего, в усилении элементов принуждения в обеспечении подчинения, усилении необ­ходимости для власти оправ­дывать принуждение для его обеспечения. Чем выше леги­тимность судебной власти, тем выше процент судебных реше­ний исполняются добровольно. По данным статистики, в Укра­ине исполняются лишь 20 % судебных решений (но и те с применением государственного аппарата принуждения), что мо­жет свидетельствовать о низком уровне легитимности судебной власти.

Функция обеспечения уча­стия направлена на привле­чение представителей обще­ственности в той или иной форме к активному процессу властеотношений, что обе­спечивается определенными властными институтами, нор­мами, процедурами. Участие является средством достиже­ния целей и реализации ин­тересов социума. Формами участия могут быть: непосред­ственное участие (например, в судебной власти - институты представителей народа в су­допроизводстве) или опосре­дованное, т. е. через участие народа в формировании орга­нов власти (в судебной власти

- институты выборных судей). Функция обеспечения участия во власти способствует укре­плению обратной связи между субъектом и объектом власти, а значит - повышению легитим­ности власти [6, с. 5].

Вышеупомянутая функция органически связана с другой важной функцией легитимно­сти - обеспечение влияния.

Влияние - это воздействие объекта власти на ее субъект. Формы воздействия могут быть самые разные, но эта функция обеспечивает один из главных принципов легитимности вла­сти - отражение нужды, настро­ения, ожиданий. Но, например, судебная власть имеет опре­деленные иммунитеты относи­тельно возможных форм воз­действия, в частности путем за­крепления гарантий ее незави­симости и самостоятельности. Хотя отечественная история имеет определенные примеры, когда народ своими массовыми акциями открыто демонстриро­вал суду свои ожидания отно­сительно способа разрешения конфликта. Например, в 2004 г. под влиянием масштабных об­щественных акций Верховный Суд Украины вынес решение, которое разрешило социально­политический конфликт, возник­ший в ходе избирательной кам­пании. Как отмечали эксперты, это решение значительно повы­сило авторитет судебной власти в обществе [7].

Кроме того, легитимация включает в себя и самооправ­дание субъектом своего права на власть. На решение этой за­дачи нацелена функция обеспе­чения авторитета власти. Авторитет власти проявляется не в осознании объектом вла­сти того, что за выполнение или невыполнение властного веле­ния могут наступить определен­ные репрессивные действия, а в уверенности исполнителя в законности адресованных ему велений. Авторитетная власть

- это новая ее форма. Как спра­ведливо подчеркивал Д. Белл, динамика авторитета связана с изменением социального ста­туса [2, с. 473]. То есть воспри­ятие судебной власти как не­зависимого, самостоятельного института, компетентного в раз­решении правовых конфлик­тов, действенного инструмента в системе сдержек и противове­сов, осознание обязательности исполнения судебных решений будет свидетельствовать о ле­гитимности судебной власти. Кроме того, авторитет судебной власти формируется в резуль­тате целенаправленных меро­приятий и зависит от стиля и содержания поведения судей и работников аппарата суда, дру­гих органов судебной власти, судебной политики в целом.

Таким образом, можно кон­статировать, что важными кон­цептами легитимности являют­ся: во-первых, наличие власти как социального института; во - вторых, легитимность опреде­ляется конкретными институ­тами, формами, процедурами формирования органов власти; в-третьих, власть персонифи­цируется конкретными ее но­сителями (отдельные лично­сти или отдельные органы) и их легитимность определяется способом приобретения их ста­туса; в-четвертых, уровень ле­гитимности определяется ха­рактером функционирования власти (ее политикой).

Итак, легитимность имеет общий универсальный харак­тер. Легитимность и власть свя­заны между собой как причина и следствие. Под легитимно­стью судебной власти следует понимать принятие судебной власти населением страны, признание за ней права решать правовые споры, готовность ей подчиняться, иными слова­ми - доверие граждан к систе­ме и способу функционирова­ния судебной власти. Легитим­ность в отличие от легальности акцентирует не столько на соот­ветствие власти закону, сколько на соответствие праву, морали, ценностным ориентациям на­селения. Легитимность показы­вает, насколько власть идеоло­гически обоснована, насколько она соответствует обществен­ным ценностям.


Список литературы: 1. Ачкасов В. А. Легитимация власти в постсоциалистичес- ком российском обществе / В. А. Ачкасов, С. М. Елисеев, С. А. Ланцов. - М. : Аспект-пресс, 1996. - 349 с. 2. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального про­гнозирования : / Д. Белл ; [пер. с англ.; ред. и вступ. ст. В. Л. Иноземцева]. - М. : Academia, 1999. - 680 с. 3. Елисеев С. М. Легитимность власти. Концепции и проблемы развития в по - сткоммунистическом обществе / С. М. Елисеев. - СПб. : Полиграфстройсервис, 1996.- 260 с.

4. Легитимность и легитимация власти в России / под ред. С. А. Ланцова. - СПб. : СПбГУ, 1995. - 365 с. 5. Ледяев В. Г. Власть: концептуальный аналіз : моногр. / В. Г. Ледяев. - М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2001. - 384 с. 6. Ледяев В. Г. Формы власти: типологический анализ / В. Г. Ледяев // Полит, исследования. - 2000. - № 2. - С. 3-8. 7. Рішення судової палати з цивільних справ ВС України від 03.12.2004 р. [Електрон. ресурс].

- Режим доступу : Http://zakon. rada. gov. ua/cgi-bin/laws/main. cgi? nreg=n0090700-04. - Заголо­вок з екрана. 8. Рябов А. В. Легальность и легитимность власти / А. В. Рябов // Полит, иссле­дования. - 1994. - № 2. - С. 11-17. 9. Рябов С. Г. Державна влада: проблеми авторитету й легітимності : моногр. / С. Г. Рябов. - К. : НІСД, 1996. - 124 с. 10. Философия власти / К. С. Га - джиев, В. В. Ильин, А. С. Панарин, А. В. Рябов / под ред. В. В. Ильина. - М. : Изд-во МГУ, 1993. - 271 с. 11. Халипов В. Ф. Кратология как система наук о власти : моногр. / В. Ф. Хали - пов - М. : Республика, 1999. - 303 с. 12. Чиркин В. Е. Основы государственной власти : учеб. пособ. / В. Е. Чиркин. - М. : Юристъ, 1996. - 112 с.

ОЗНАКИ І ФУНКЦІЇ ЛЕГІТИМНОСТІ В КОНТЕКСТІ ФУНКЦІОНУВАННЯ СУДОВОЇ ВЛАДИ Гладій С. В.

У статті на підставі узагальнення напрацювань соціології, філософії, політології, крато - логії щодо сутності легітимності влади формулюються її ознаки та функції. Оцінюється мож­ливість використання цих знань при розкритті сутності легітимності влади судової.

Ключові слова: влада, судова влада, легітимність, ознаки та функції легітимності.

FEATURES AND FUNCTIONS LEGITIMACY CONTEXT FUNCTIONING OF THE JUDICIARY Glady S. V.

The article by summarizing developments sociology, philosophy, political science, kratolohiyi legitimacy of the essence, defines its characteristics and functions. Evaluated the use of this knowledge when disclosing the nature of judicial legitimacy.

Key words: power, judicial power, legitimacy, features and functions of legitimacy.

Поступила в редакцию 21.01.2013 г.