joomla
ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ АРИСТОТЕЛЯ: ЮРИДИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ И ТЕОРИЯ О СУЖДЕНИИ
Проблеми законності

УДК 340.11«652» И. В. Гетьман,

Канд. юрид. наук, заведующая лабораторией европейского права и сравнительного правоведения Институт государственного строительства и местного самоуправления НАПрН Украины,

Г. Харьков

Статья посвящена системному анализу одной из актуальных методологий правопони - мания - герменевтике. Проведено гносеологическое исследование знаний о герменевтичес­кой проблематике универсального философа эпохи античности - Аристотеля, в частнос­ти, уделено внимание его идеям, касающихся построения отдельной теории о суждении, предпосылкам и процессу формирования философского и юридического мышления, как со­ставной части первого.

Ключевые слова: герменевтическая методология, понимание, познание, мышление, объяснение, суждение, мыслительная деятельность, юридическое мышление, античность, Аристотель.



Эпоха транзиции, в усло­виях которой происходит раз­витие не только украинского, но и европейского социума, «определяет» трансформации в социальной, экономической, юридической областях жизне­деятельности людей. Законо­мерно, что в процессе измене­ния общественно-политического строя, глобальном трансформи­ровании экономических основ хозяйствования, принятии кар­динально новых Конституции, законов, подзаконных норматив­но-правовых актов экзистенци­ально обновляется весь арсенал теоретических знаний, который регулирует соответствующие от­ношения в обществе. В рамках данной работы мы говорим о «методологическом перевоо­ружении» теоретического пла­ста знаний юридической науки: 1) появлении новых методоло­гических подходов к правопони - манию; 2) смещении аксиологи­ческих приоритетов от государ­ства к человеку; 3) уменьшении роли государственного при­нуждения при регулировании правоотношений; 4) акценти­ровании значимости человека, его жизни, чести, достоинства;

5) предоставлении существен­ной роли примирительным и со­гласовательным рычагам права при возникновении конфликт­ной ситуации правового обще­ния индивидов.

Изучая одну из актуальных методологий правопонимания

- герменевтическую, хотелось бы остановиться на историче­ских основах возникновения начальных знаний по этой про­блеме. Неоднократно прибегая к изучению генезиса историко­хронологического развития зна­ний, связанных с общей теории понимания - герменевтикой, в данном исследовании будет проанализировано творческое наследие гиганта античной фи­лософской мысли - Аристоте­ля. Считаем полностью оправ­данным выделение взглядов Аристотеля из плеяды идей ан­тичных мыслителей, посколь­ку он в систематизированном виде представил все достояние софистов, Сократа, Платона; поддал конструктивной критике достижения последнего и пред­принял попытку построить соб­ственную теорию о суждении (аналог современной концеп­ции мыслительной деятельно­сти, которая разрабатывается автором) и концепцию толкова­ния. Нельзя не отметить факт возможности эвристической де­ятельности в отношении пред­ложенной проблематики бла­годаря научным изысканиям С. С. Алексеева, М. И. Козюбры, С. И. Максимова, И. П. Малино­вой, А. В. Петришина, А. В. По­лякова, П. М. Рабиновича, И. Л. Честнова и др. [1; 5-10; 12].

Для подтверждения актуализа­ции взятого курса научных по­исков хочется привести слова широко известного в научных кругах П. М. Рабиновича о том, что современные интерпрета­ционные проблемы правового регулирования не могут быть решены при помощи накоплен­ных ранее знаний о теории пра - вотолкования, а вынуждают ис­пользовать достижения общей теории понимания (интерпре­тации) - так называемой герме­невтики, а также ее составные части и подразделы (семиоти­ку, логическую семантику, линг­вистическую социопсихологию и т. п.) [10, с. 62].

Аристотель (384-322 гг. до н. э.), выдающийся мыслитель античного мира, учился в шко­ле Платона, был воспитателем

А. Македонского. Энциклопеди­ческий ум этого человека сде­лал возможным систематиза­цию и обобщение знаний почти всех наук естественного цик­ла, оставивший после себя не только ценные научные работы, но и ставший известным потом­кам своей известной цитатой: «... Платон - мой друг, но ис­тина - дороже... Истину искать легко и одновременно трудно, вследствие того, что никто не может ее познать полностью, но каждый понемногу добавля­ет к нашему познанию природы, и из совокупности этих фактов составляется величественная картина.» [2, с. 39, 40] (здесь и далее - перевод наш. - И. Г), выгравированной на здании Национальной академии наук в Вашингтоне (США). В «Мета­физике» (произведениях, кото­рые следуют после физики, в соответствии с толковательной традицией Андроника Родос­ского) Аристотель, развивая учение об идее Платона, раз­работал собственную теорию познания - учение о суждении. Обращение к суждению не яв­лялось случайным, поскольку в то время началось формирова­ние древнегреческой судебной системы, правового мышле­ния, главной стадией судебно­го процесса являлись дебаты с размышлениями и рассужде­ниями каждой из сторон, закла­дывались основы адвокатуры: «платные учителя мудрости», софисты, на оплатной основе предоставляли услуги по от­стаиванию интересов противо­действующих в судебном за­седании сторон. Закономерно, что вопрос, собственно из раз­ряда материи теории о сужде­нии, был поставлен тогдашней судебной практикой как след­ствие того, что софисты, хоро­шо владевшие практикой по­строения суждений, могли до­казать любое обстоятельство в интересах заинтересованной стороны. Поэтому Аристотель приложил собственные усилия для нормирования отрасли су­допроизводства. Начал он в своей «Метафизике» с азов по­строения теории о суждении

- познавательной деятельно­сти человека. «.Все люди от природы стремятся к познанию <.> животные, в отличие от лю­дей, пользуются образами во­ображения и памяти, а опыт ис­пользуют мало; человеческий род обращается к искусству опыта...» [2, с. 19]. Таким обра­зом, можно отметить, что мыс­литель определил как одну из характеристик мыслительной деятельности в ходе познания - искусство опыта. «. Посколь­ку опыт создал искусство, а не­опытность - случай.» [ Там же, с. 14]. Опыт в ходе мыслитель­ной деятельности очерчивает объект познания, формирует иными словами знание о незна­нии, занимающее в конструк­ции мыслительного процесса: первоначальное понимание (знание о незнании) - познание

- понимание (знание о знании)

- толкование (объяснение)

- правопонимание или адап­тация с последующим приме­нением норм права [См.: 4] на­чальную стадию. В дальнейшем Аристотель размышляет над тем, благодаря чему можно ут­верждать, что имеет место про­цесс познания, а не какая-ни­будь псевдогносеологическая деятельность: «.знание и по­нимание имеют предпосылкой причину.» [2, с. 21], поскольку предпосылкой знания о знании является установление при­чины. Мудрец упорно работа­ет над собственным учением о причинах [См.: Там же, с. 79-92] и останавливает внимание на классификации видов причин: «.нам обязательно необходи­мо получить знание про перво­начальные причины - мы в том случае приписываем себе зна­ние определенной вещи, когда, с нашей точки зрения, мы по­стигаем первоначальную при­чину.» [ Там же, с. 23]. О при­чинах философ говорит в че­тырех смыслах: 1) сущности и сути бытия (иными словами, по­чему существует объект, явле­ние; 2) материя и субстрат, на­ходящийся в ее основе (из чего состоит объект, явление; 3) то, откуда начинается движение;

4) причина, противоположная только что названной, а имен­но «то, ради чего» существует объект, явление, благо. Потому что благо - цель возникновения и прогресса [Там же]. Двигаясь далее в своих научных поис­ках, Аристотель уделяет вни­мание сложности познания, а поэтому и понимания, причина которого заложена в человече­ской природе и не пребывает в зависимости от субъективных характеристик познающего: «.

Причина сложности понимания обусловлена не природой объ­екта познания, а слабостью че­ловеческой мысли: как, напри­мер, глаза летучих мышей бес­сильны перед дневным светом, так и наш ум - перед теми ве­щами, которые по своей приро­де наипонятнейшие из всех. И справедливо быть благодарны­ми не только тем, чьи мысли мы разделяем, но и по отношению к тем, кто высказался поверх­ностным образом: поскольку они что-то тоже привнесли, под­готовив нашу способность к по­знанию.» [2, с. 39]. Таким обра­зом, можем сделать промежу­точный вывод о необходимости искусства опыта и знания о причинах для беспрепятствен­ного движения мыслительного процесса. В продолжение ска­занного отметим, как важно, на стадиях предпонимания и по­нимания выяснить обстоятель­ства, при которых становится возможным отыскать ответ на схематический вопрос: «в чем суть?» (человека, огня, номы права, определенного преце­дента). «.Наиболее полное знание о вещи мы можем при­писать себе в том случае, ког­да будем знать, в чем суть, - в большей мере, нежели если мы знаем только количество или качество последней.» [2, с. 114]. В предыдущих мы пред­принимали попытку построе­ния актуальной конструкции мыслительной деятельности в ходе познания, с целью иллю­страции места, занимаемого в ней толкованием, неразрывно связанного с азами общей те­ории понимания - герменев­тикой [См.: 4]. Теперь хотелось бы доказать состоятельность вышеуказанной мыслительной конструкции, применяя исто­рический аспект, а именно, ис­пользуя с этой целью положе­ния книги седьмой «Метафи­зики» Аристотеля: «.начиная познавательную деятельность в процессе понимания явления, необходимо в первую очередь перейти в область того, что наиболее знакомо. Поскольку познание у всех людей проис­ходит таким образом - через то, что более изучено в своей сути, к тому, что менее изучено. и все-таки следует взять от­правной точкой то, что понятно, пусть и плохо, о вещи, по сути, а после пробовать познать то, что может быть понятным, дви­гаясь последовательно через обе стадии.» [2, с. 115, 116] (курсив наш. - И. Г). Изложен­ное ранее дает основания ут­верждать о формировании Аристотелем собственной тео­рии о суждении, которую он на­зывал наукой. Довод последней относительно того, что способ­ность к рассуждению в процес­се понимания является харак­теристикой души человека, при чем ее рассуждающей части, сложно не поддержать и сегод­ня, указав только, что дости­жения наук медицины и логики несколько ставят под сомнение такую способность человече­ской души, переводя все эти процессы в лоно физиологи­ческих особенностей строения мозга человека.

Практические моменты деятельности по толкованию раскрыты нами в статье, пол­ностью посвященной анализу трактата Аристотеля «Об ис­толковании» [См.: 3]. «Метафи­зика» добавляет к тем советам (не использовать при толко­вании многозначных слов; не применять слов в переносном смысле; табу на мало употре­бляемые слова) первоначаль­ную идею (выделено нами.

- И. Г), которая должна «крас­ной нитью» проходить через мыслительную деятельность толкователя при понимании, а затем - при толковании и адап­тации (например, к праву Евро­союза). Итак, «.при постиже­нии сути определяемого (того, что познается, - уточнение наше. - И. Г.) может быть что - то в промежутке между разны­ми определяемыми. поэтому промежуточные определения должны формулироваться из противоположных. Поскольку все промежуточные опреде­ления принадлежат к тому же самому роду, как и те, в проме­жутке между которыми они да­ются. Промежуточными [со­стояниями] называются те, в которые изменяющаяся вещь должна предварительно пере­йти (среди звуков музыкально­го ряда - это переход от наи­более высоких звуков к крайне низким через промежуточные между ними звуки, а среди цве­тов - движение от белого цвета к черному через промежуточ­ный пурпурный и серый.» [2, с. 175]. Непревзойденное значе­ние «Метафизики» относитель­но проблематики герменевтики права заключается в удачных попытках дать авторское опре­деление семантики многих ка­тегорий, принадлежащих ныне к терминологии юриспруденции и использующихся многими от­раслями украинского законода­тельства. Аристотель «облегчил жизнь» современным теорети­кам права, дав определения та­ким ведущим категориям юри­спруденции, как: а) владение;

Б) пользование; в) распоряжение вещью, составляющим три неру­шимых правомочия права соб­ственности; г) целая вещь и ее части; д) делимая и неделимая вещь. Все эти и многие другие категории уверенно используют­ся в гражданской и иных отрас­лях отечественного законода­тельства.

Наконец, подводя итог всем достижениям античного му­дреца, необходимо отметить, что он, во-первых, выделил отдельно сферу мышления и суждений, сформировав соб­ственную теорию с целью не только метафизического пони­мания, но и понимания законов. Философ отстаивал позицию о необходимости не числом, а качеством толкования и интер­претации «заставлять законы работать» [Цит. по: 11, с. 132, 133]. Во-вторых, сформулиро­вав собственную теорию, Ари­стотель приступил к описанию и нормированию последней, подойдя, таким образом, очень близко к определению права, благодаря достижениям гер­меневтического подхода к по­ниманию права, как сказали бы мы теперь. В-третьих, норми­руя ход мыслительной деятель­ности во время судопроизвод­ства в эпоху античности, имен­но Аристотель распространил на эту область общий подход, предписывавший следование общелогическим правилам. И, наконец, мы приглашаем к дис­куссии коллег, интересующихся заявленной проблематикой.


Список литературы: 1. Алексеев С. С. Право на пороге нового тысячелетия: некоторые тенденции мирового правового развития - надежда и драма современной эпохи : моногр. / С. С. Алексеев. - М. : Статут, 2000. - 256 с. 2. Аристотель. Метафизика / Аристо­тель ; пер. и прим. А. В. Кубицкого. - М.-Л. : Гос. соц-эконом. изд-во, 1934. - 348 с. 3. Геть­ман І. В. Практичні моменти інструментальної герменевтики права на прикладі історичних аналогій / І. В. Гетьман // Держ. буд-во та місц. самоврядування : зб. наук. пр. / відп. ред. Ю. П. Битяк. - Х. : Право, 2010. - Вип. 20. - С. 67-75. 4. Гзтьман І. В. Мисленнєва діяльність у правовій герменевтиці як квінтесенція процесу адаптації законодавства України в умовах зближення з європейським правом / І. В. Гетьман // Проблеми законності : акад. зб. наук. пр. / відп. ред. В. Я. Тацій. - Х. : Нац. юрид. акад. України, 2012. - Вип. 121. 5. Козюбра М. Рівні праворозуміння: антропологічний аспект / М. Козюбра // Щорічник укр. права : зб. наук. пр. / відп. за вип. О. В. Петришин. - Х. : Право, 2010. - № 2. - С. 5-15. 6. Максимов С. И. Право и политика: в поисках баланса / С. И. Максимов. - Проблемы философии права. - 2003. - Т. 1. - С. 190-195. 7. Малинова И. П. Эпистемология права / И. П. Малинова // Рос. юрид. журн. - 1999. - № 3. - С. 153-159. 8. Петришин О. В. Проблеми соціалізації правової науки / О. В. Петришин // Право України. - 2010. - № 4. - С. 133-141. 9. Поляков А. В. Петербургская школа философии права и задачи современного правоведения / А. В. Поляков // Правове­дение. - 2000. - № 2. - С. 4-23. 10. Рабінович П. М. Герменевтика і правове регулювання / П. М. Рабінович // Вісн. Акад. правових наук України. - 1999. - № 2. - С. 61-71. 11. Розин В. М. Генезис права: методологический и культурологический анализ / В. М. Розин. - М. : NOTA BENE Медиа Трейд комп., 2003. - 336 с. 12. Честнов И. Л. Диалогическая онтология права в ситуации постмодерна / И. Л. Честнов // Правоведение. - 2001. - № 3. - С. 45-52.

ГЕРМЕНЕВТИЧНА МОДЕЛЬ АРИСТОТЕЛЯ:

ЮРИДИЧНЕ МИСЛЕНННЯ Й ТЕОРІЯ ПРО СУДЖЕННЯ Гетьман І. В.

Статтю присвячено системному аналізу однієї з актуальних методологій праворозумін­ня - герменевтики. Здійснено гносеологічне дослідження знань про герменевтичну пробле­матику універсального філософа доби античності - Аристотеля, зокрема, приділено увагу його думкам з приводу побудови окремої теорії про судження, передумовам і процесу форму­вання філософського та юридичного мислення як складової частини першого.

Ключові слова: герменевтична методологія, розуміння, пізнання, мислення, пояснення, судження, мисленнєва діяльність, юридичне мислення, античність, Аристотель.

ARISTOTLE’S HERMENEUTIC MODEL: THE LEGAL THINKING AND THE THEORY ABOUT JUDGEMENT Getman I. V.

Article is devoted the system analysis of one of actual methodology - to hermeneutics. Research begins with a historical context in which the first knowledge about the general theory of understanding - hermeneutics arose. In article gnoseological research of knowledge of a hermeneutic problematics of the universal philosopher of an epoch of antiquity - Aristotle is made, the attention in particular is paid to its ideas concerning construction of the separate theory about judgement, to preconditions and process of formation of philosophical and legal thinking, as component of the first.

Key words: hermeneutic methodology, understanding, knowledge, thinking, an explanation, judgement, cogitative activity, legal thinking, antiquity, Aristotle.

Поступила в редакцию 18.02.2013 г.