joomla
СООТНОШЕНИЕ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ С ДРУГИМИ ЮРИДИЧЕСКИМИ ПОНЯТИЯМИ
Проблеми законності

УДК 340.11 М. Г. Хаустова,

Канд. юрид. наук, доцент Национальный университет «Юридическая академия Украины имени Ярослава Мудрого», г. Харьков

В статье анализируется понятие правовой системы и ее взаимоотношения с другими юридическими феноменами правовой действительности, такими как правовая надстрой­ка, механизм правового регулирования, правовая действительность и правовая жизнь. Определены их общие признаки, объем охваченных правовых категорий, структура и взаим­ное влияние юридических феноменов друг на друга и на общественные отношения в целом.

Ключевые слова: правовая система, правовая надстройка, механизм правового регули­рования, правовая жизнь, правовая действительность, правовая среда.



Для углубленного анализа правовой системы необходимо установить взаимосвязь этого понятия с другими юридически­ми феноменами правовой дей­ствительности. Несмотря на то, что вопросы о данных соотно­шениях уже разрабатывались отечественными правоведами, Л. А. Луць справедливо под­черкивает, что и сегодня име­ет место его отождествление с близкими по смыслу, но не­равнозначными правовыми яв­лениями (системой права, ме­ханизмом правового регулиро­вания, правовой действитель­ностью, правовой жизнью) [12, с. 23, 24].

Следует особо отметить, что во всех подобных случаях речь идет о взаимозависимых понятиях, одно из которых, бо­лее узкое, охватываются дру­гим, но при этом отнюдь не те­ряет от этого своего автоном­ного значения [20, с. 132, 134]. Категория «правовая система» позволяет не только охватить собой весь комплекс правовых явлений, но и представить в си­стемной связи организацию и взаимодействие всего правово­го как особого феномена нашей общественной жизни [9, с. 12].

К исследователям отдель­ных аспектов указанной про­блемы следует отнести та­ких ученых, как С. С. Алексеев, М. И. Байтин, Л. А. Луць, М. И. Ма- тузов, А. В. Малько, А. Х. Саидов, Ю. А. Тихомиров, Л. Б. Тиунова, М. М. Файнберг и др.

М. И. Байтин отмечает, что «понятие правовой системы прежде соотносится с таки­ми категориями, как правовая надстройка, механизм право­


Вого регулирования, механизм правового воздействия, право­вая основа государственной и общественной жизни» [5, с. 38]. Из данного высказывания сле­дует, что проблема соотноше­ния названных юридических ка­тегорий достаточно актуальна, практически значимая и поэто­му требует дальнейшей разра­ботки.

Появление термина «пра­вовая система» наряду с таки­ми, как «правовая надстройка», «механизм правового регули­рования», «система права», «право», не случайно имеет и объективные предпосылки как теоретического, так и практиче­ского порядка.

Традиционно в отечествен­ной литературе по теории пра­ва рассматривался вопрос о соотношении понятий «право­вая система» и «правовая над­стройка». Сегодня также есть смысл обратиться к анализу этого соотношения, имея в виду относительность последнего термина, хотя бы потому, что оно отражало первую в научной литературе попытку целостно­го рассмотрения правовой сфе­ры жизни общества. Так, ранее в юридической литературе вы­сказывалось мнение о тожде­стве понятий «право» и «юри­дическая надстройка». В част­ности, Я. Ф. Миколенко, широко трактуя термин «право», отме­чал, что «право выражается в трех различных, но взаимосвя­занных между собой формах: в нормах права, в правоотноше­ниях и в правосознании» и что «все эти три формы выражения и осуществления прав и состав­ляют юридическую или право­вую надстройку» [17, с. 51].

По мнению С. С. Алексеева, понятия «правовая система» и «правовая надстройка» по объ­ему почти совпадают. В то же время в последнюю из указан­ных категорий, охватывающую всю совокупность правовых яв­лений данного общества отно­сительно базиса, включается и не господствующая правовая идеология, все формы и прояв­ления правосознания, противо­стоящая действующей право­вой системе часть надстройки. Целостный, системный характер явления правовой действитель­ности, образующей правовую надстройку, свидетельствует как раз об их единстве и взаи­мосвязи, которые отражены в понятии «правовая система» [3, с. 69].

Правовая надстройка рассма­тривается как довольно сложное общественное явление, отлича­ющееся гармоничным единством различных элементов - правовых взглядов, правовых учреждений и правоотношений. Она харак­теризуется взаимодействием всех ее элементов, их тесной связью, которая не допускает взаимоисключения или погло­щения одного элемента другим. В то же время элементы юриди­ческой надстройки имеют отно­сительную самостоятельность и образуют собственные, ка­чественно-своеобразные под­системы с многоуровневыми структурами. Это позволяет выявить и определить в рам­ках системы основной элемент, который играет роль централь­ного звена и соответственно влияет на функционирование всех остальных элементов над­стройки. Безусловно, централь­ное место в юридической над­стройке, как отмечал М. И. Ма - тузов, занимает право, которое формируется под влиянием экономических, культурных, по­литических, идеологических и других условий жизни обще­ства [16, с. 25].

Если категория «правовая надстройка» согласно мето­дологическим установкам того времени указывала на место­положение всех правовых яв­лений в общественной систе­ме относительно экономики, то «правовая система» была призвана отразить внутренние, структурные, функциональные системные связи правовых яв­лений. Особенность правовой надстройки усматривалась в бо­лее тесной и непосредственной связи с экономикой, в том, что правовая часть действительно­сти отображает экономические процессы и существенно на них влияет в форме правовых взгля­дов, правовых учреждений и правовых отношений.

Понятия правовой надстройки и правовой системы рассматрива­ются как имеющие общие черты и одновременно отличающиеся друг от друга по ряду параметров, в том числе по: а) содержанию, б) порядку образования, в) эле­ментному составу, г) целевой нагрузке, д) функциональному назначению [16, с. 26].

Сходство состоит в том, что «оба понятия отражают резуль­тат познания и охватывают все правовые явления общества» [22, с. 53]. И «правовая систе­ма», и «правовая надстройка»

- категории, которые представ­ляют собой сложные структур­ные образования, элементы ко­торых находятся в тесной связи и подчинены некоторым общим закономерностям.

Однако в данном случае важнее сосредоточить внимание на различиях [22, с. 53], которые заключаются в следующем:

1) правовая надстройка и правовая система - категории, не совпадающие по содержа - нию: первая, чаще всего, пони­мается как совокупность свя­занных между собой трех ком­понентов - правовых взглядов, правовых учреждений и право­вых отношений: надстройка от­ражает самый общий уровень правовой системы, поэтому здесь внимание концентриру­ется на более обобщенных про­явлениях правовой действи­тельности - правовых идеях (правосознание), правовой дей­ствительности (правоотноше­ние), правовых институтах (нор­мы права), вторая представля­ет собой «чисто» юридическое понятие, достаточно широкое, сложное, позволяющее опери­ровать им при научном анализе всей правовой действительно­сти [1, с. 393];

2) в рассматриваемых ка­тегориях разный порядок об­разования. Правовая система преимущественно создается государством и является ее инструментом, средством вы­ражения политической воли, регулирования общественных отношений. Хотя, безусловно, не все компоненты этой систе­мы создаются непосредствен­но властью. Правовая культура, правосознание, правовая идео­логия являются продуктом все­го общества или отдельных его социальных групп, слоев, клас­сов. Но элементы, на которые государство опирается при про­ведении в жизнь своей поли­тики (право, суд, юридическая практика), создаются непосред­ственно им. В каждом обще­стве и государстве функциони­рует своя правовая система, используемая для защиты его интересов;

3) правовая надстройка и правовая система, как уже от­мечалось, по элементному со­ставу разные;

4) категории «правовая надстройка» и «правовая си­стема» несут различные целе­вые нагрузки: первая раскры­вает местоположение право­вых явлений, прежде всего, в экономике, вторая служит главным образом для выраже­ния внутренних связей право­вых явлений, их организации, структуры;

5) различие между данными категориям просматривается в их функциональном назначе­нии. Правовая система отража­ет развитие правовой реально­сти, раскрывает функциональ­ный аспект права, позволяет глубоко и всесторонне иссле­довать личность как основного носителя многих юридических качеств, адресата и исполни­теля правовых предписаний. Задачи и назначение правовой надстройки - показать зависи­мость юридических явлений от материальных условий жизни общества, их взаимосвязь.

Задание и назначения пра­вовой надстройки - продемон­стрировать зависимость юриди­ческих явлений от материаль­ных условий жизни общества, ответить на гносеологический вопрос: что первично и что вто­рично.

Но, конечно, правовая си­стема и правовая надстройка - явления правовой действитель­ности, тесно взаимосвязанные. Именно правовая система, ха­рактеризуя целостность и необ­ходимую связь элементов пра­вовой надстройки, позволяет рассматривать последнюю как органическую систему.

Категория правовой сис­темы органично и многосторон­не связана также с понятием механизма правового регули­рования.

При характеристике право­вой системы рассматриваются все ее элементы, выявляются их единство и различия, само­стоятельность и зависимость друг от друга, устанавливают­ся структура и порядок связей между ними. Механизм же пра­вового регулирования пред­усматривает уяснение приро­ды взаимодействия элементов правовой системы, поиск от­вета на вопрос, каким обра­зом они связаны между собой и какие специфические функ­ции выполняют в системе. Все три категории - «правовая над­стройка», «правовая система» и «механизм правового регу­лирования» - позволяют оце­нивать правовые явления в их диалектике.

Правовая система содер­жит юридические компоненты (право, законодательство, пра­воотношения и др.) в виде со­гласованного, сбалансирован­ного, целостного образования. Механизм же правового регу­лирования раскрывает перед нами динамику этого понятия. То есть механизм правового ре­гулирования характеризует эф­фективность, действенность, результативность права. Он ох­ватывает те элементы, посред­ством которых осуществляет­ся специфически-юридическое нормативное влияние права на общественные отношения, иными словами - сам процесс правового регулирования. Как отмечал С. С. Алексеев, поня­тие «механизм правового регу­лирования» - столь же широ­кое, как и понятие «правовая надстройка». Оно также вклю­чает в себя все существующие в данном обществе правовые явления, но характеризует их в процессе функционирования, то есть не в статическом, а ди­намическом виде [3, с. 69].

Сходство механизмов пра­вового регулирования, право­вой надстройки и правовой си­стемы заключается в их струк­турной характеристике. Как и в правовой надстройке, первич­ной основой правового регули­рования являются экономиче­ские потребности. Особенности производственных отношений базиса определяют не только необходимость правового ре­гулирования, но и его характер, значение в жизни общества, конкретное содержание.

Механизм правового регу­лирования - единая система юридических средств, обеспе­чивающих эффективное право­вое воздействие на обществен­ные отношения. По мнению С. С. Алексеева, процесс пра­вового регулирования вклю­чает в себя три основных ста­дии: регламентирование обще­ственных отношений, действие юридических норм, реализа­цию субъективных юридиче­ских прав и обязанностей. Этим трем стадиям соответствуют три основных элемента меха­низма правового регулирова­ния: а) юридические нормы, б) правоотношения, в) акты ре­ализации субъективных юриди­ческих прав и обязанностей [2, с. 227].

Нормативная основа рас­сматриваемого механизма пра­вового регулирования имеет значение выходного элемента, поскольку именно от нее раз­ворачивается цепь всех других юридических явлений, задей­ствованных в этом процессе. На данном этапе уполномоченные субъекты формулируют (санк­ционируют) и выкладывают в различных правовых источни­ках (нормативно-правовых ак­тах, нормативно-правовых до­говорах и т. п.) юридические нормы общего правила пове­дения людей, в которых опре­деляются разрешенные и не­обходимые правовые формы взаимодействия участников об­щественных отношений, а так­же конкретные обстоятельства (юридические факты), которые обусловливают изменения в их правовом положении.

На этой же стадии меха­низма правового регулирова­ния дополнительно к правовым нормам иногда подключаются и такие юридические средства, как акты толкования право­вых норм (интерпретационные акты), необходимость в которых определяется, с одной сторо­ны, общим характером право­вых предписаний, что иногда затрудняет их единообразное понимание, а с другой - недо­статками, которые допускали на этапе юридической регла­ментации общественных отно­шений.

Переход к следующей ста­дии механизма правового ре­гулирования связан с возник­новением между субъектами права при наличии предусмо­тренных правовыми нормами юридических фактов индивиду­ализированных правовых свя­зей, правоотношений, стороны которых наделяются субъек­тивными юридическими права­ми и обязанностями. Установ­ление правовых отношений по­зволяет их участникам начать непосредственное осущест­вление программ поведения, составляющих содержание ре­ализации правовых норм.

Еще одной стадией меха­низма правового регулирова­ния является применение норм права, которое заканчивается реализацией норм права. На данном этапе субъекты право­вого общения осуществляют свои юридические права и вы­полняют возложенные на них юридические обязанности. Если при этом характер поведе­ния указанных лиц согласуется с требованиями юридических предписаний, отметка правово­го регулирования достигнута, значит, механизм правового ре­гулирования сработал.

Особую роль в правовом регулировании общественных отношений играет правосозна­ние, которое опосредует все стадии механизма правового регулирования, так или иначе связанные с осознано-волевым поведением социальных субъ­ектов. К другим факторам, ко­торые существенно влияют на функционирование механизма правового регулирования, от­носятся правовая культура на­селения и законность. Эти пра­вовые явления создают своео­бразный фон для правового ре­гулирования и таким образом, в зависимости от их состояния, усиливают или, наоборот, сни­жают его положительный эф­фект [7, с. 416].

Что касается законности и правопорядка, то они являются показателями эффективности деятельности органов государ­ства, обеспечивающих функ­ционирование юридического механизма, правового регули­рования, но не относящихся к совокупности средств, осу­ществляющих непосредствен­ное правовое воздействие на общественные отношения.

Центральным и главным звеном механизма правового ре­гулирования считаются право и возникающие на его основании правоотношения. Последние вы­полняют функцию воплощения юридических норм в жизнь, то есть представляют собой основ­ные правовые средства, с помо­щью которых происходит реали­зация вариантов поведения, за­ложенных в этих нормах.

Таким образом, механизм правового регулирования и правовая система различаются по элементному составу, функ­циональному назначению и объему содержания. Механизм правового регулирования - ка­тегория, включающая в себя значительно меньшее количе­ство элементов, чем правовая система, так как далеко не все юридические явления принима­ют непосредственное участие в правовом регулировании. Эти понятия соотносятся как часть и целое.

В понятии правовой си­стемы выражаются в первую очередь целостность и взаи­мосвязь соответствующих эле­ментов, а в понятии механизма правового регулирования ак­центируется внимание на функ­циональной стороне, процессе правового регулирования об­щественных отношений.

Как указывает С. С. Алексе­ев, широкое понятие, охватыва­ющее все без исключения пра­вовые явления, - это «правовая действительность» [4, с. 48]. Это все - в мире правовых яв­лений. Однако в этом предель­но широком понятии выделяют­ся активные элементы, которые так или иначе касаются пози­тивного права и тесно взаимос­вязаны. Это и есть правовая система. Итак, по мнению уче­ного, правовая система отлича­ется от правовой действитель­ности тем, что она объединяет в себе наиболее активные эле­менты правовой действитель­ности - правосознание, право и юридическую практику, кото­рые так или иначе касаются по­зитивного права [2, с. 168].

Анализируя эти элементы и категории, С. С. Алексеев при­шел к выводу, что само понятие правовая система позволяет охватить все указанные явле­ния и сохранить в четком, «не размытом» виде категорию, ко­торая отражает главное в пра­вовой действительности, само институциональное социаль­ное нормативное образование

- объективное право. Как отме­тил ученый, само понятие «пра­вовая система» позволяет ох­ватить на основе юридических норм в единстве и во взаимос­вязи все конститутивные эле­менты правовой действитель­ности и очертить общую кон­струкцию действующего права в той или иной стране. Именно для этого было выделено по­нятие «национальная право­вая система» - право данного общества (страны) как истори­чески конкретного социального организма.

Эту же мысль поддержива­ет и А. В. Поляков, утверждая, что под правовой действитель­ностью в широком смысле это­го слова следует понимать не только действительность само­го права, но и всех явлений, так или иначе связанных с правом (включая правовую патологию, например, правонарушения). Правовая действительность

- это интерсубьективная со­циальная действительность, взятая в особом ракурсе. Это ракурс жизненного мира права, мира «привычного», в котором экзистенциально укоренился каждый правовой субъект и в котором создаются правовые смыслы и правовые интерпре­тации. По мнению исследова­теля, правовая система пред­ставляет собой явление, ин­теллектуально вычлененное из правовой действительности, и включает в себя не все пра­вовые феномены, а только те, которые непосредственно вза­имодействуют с социальным субъектом (обществом), обе­спечивая возможность соци­альной объективации, интер­нализации (включая легитима­цию) правовых текстов конкрет­ного общества [19, с. 613, 614].

С мнением этого ученого не соглашаются О. В. Малько и

В. А. Затонский, утверждая, что категория «правовая система» не выступает самым широким правовым понятиям и не име­ет возможности охватить собой все, что есть юридического в об­ществе, всю юридическую сфе­ру, среду. Авторы считают, что наиболее широким правовым понятием является «правовая жизнь», которое характеризу­ет собой не только совокупную упорядоченную и неупорядо­ченную правовую действитель­ность, но и процесс историче­ского развития права в целом, основные этапы его эволюции [14, с. 8]. Этим категория «пра­вовая жизнь» отличается от категории «правовая действи­тельность». Предлагая вве­сти в категориальный аппарат юридической науки новое, бо­лее объемное по содержанию понятия - «правовая жизнь», исследователи отмечают, что эти две категории, то есть «правовая жизнь» и «право­вая система» вполне могут «мирно сосуществовать», обо­гащая и дополняя друг друга [Там же, с. 9, 10].

По мнению, А. В. Маль - ко, правовая жизнь - это фор­ма социальной жизни, которая отображается преимуществен­но в правовых актах и право­отношениях и характеризует специфику и уровень правово­го развития данного общества, отношение субъектов к праву и степень удовлетворения их интересов. Категория «право­вая жизнь» приобретает все большую научную и практиче­скую значимость. Именно она призвана отражать противоре­чивую юридическую действи­тельность, которая сложно раз­вивается, и неразрывную связь различных правовых явлений со всеми другими сферами жизнедеятельности общества - экономической, политической, моральной, религиозной и др. Как однопорядковое понятиям общественной, экономической, культурной, духовной религи­озной жизни, понятие право­вой жизни используется для обобщенной оценки правовой обстановки в конкретно-исто­рических условиях действи­тельности и правового поведе­ния социальных групп, слоев и отдельной личности. Правовая жизнь позволяет оценивать ус­ловия, в которых она существу­ет, и детерминирующие ее ус­ловия: тип правовой системы, состояние законодательства, уровень правовой культуры и правовой активности, право­вой менталитет общества и его отдельных сообществ, режим законности и правопорядка, в целом правовую атмосферу общества, правовые ожидания и реальное поведение людей в правовой сфере, характер дей­ствия права, отношение власти к праву и др. Правовая жизнь отражает особенности и уро­вень правовой действитель­ности, отношения субъектов к праву, правовым учреждени­ям и степень удовлетворения средствами права своих инте­ресов [6, с. 396].

Без глубокого исследо­вания категории «правовая жизнь» невозможно в полной мере понять именно право, его истоки, причины становления, логику развития. Именно раз­нородные юридические реа­лии, которые объективно суще­ствуют, требуют соответствую­щих юридических предписаний, правил, норм.

Можно выделить следую­щие признаки правовой жизни:

1. Она выступает составной частью и особым видом обще­ственной жизни, поскольку пра­во - это социальный институт, адаптированный к особенно­стям жизни конкретного наро­да. «Правовая жизнь, - подчер­кивал И. М. Михайловский, - является только частью более широкого понятия - социаль­ная жизнь» [18, с. 38].

2. Правовая жизнь связы­вается с юридическими пра­вилами поведения (предписа­ниями) и с соответствующими юридическими последствия­ми. «И как основным призна­ком понятия правовой жизни является наличие юридиче­ских норм, так и основной, ха­рактерным признаком понятия «социальная жизнь» являет­ся наличие социальных норм вообще, т. е. различного рода правил, регулирующих распи­сание совместной жизни лю­дей, их взаимоотношения... » [18, с. 39, 40].

3. Правовая жизнь - это одно из условий существова­ния государственно-организо­ванного общества, поскольку призвано определенным обра­зом оформлять личное, госу­дарственное и общественную жизнь.

4. Правовая жизнь - часть духовной практики народа, наиболее ярко демонстрирует особенности той или иной на­ции, ее специфику, менталитет. Как верно заметил И. А. Ильин, «правовая жизнь подлежит об­щему и основному закону ду­ховного развития и является, подобно религии, философии, науки, искусства и творчества, разновидностью единого жиз­ненно-духовного развития», «правовая и политическая жизнь должна оставаться вер­ной своим глубоким... корням, а эти корни имеют духовную при­роду» [8, с. 37].

5. Правовая жизнь тесно взаимосвязана с экономиче­ской и политической жизнью. Первая в большей степени вы­ступает по отношению к по­следней в виде своеобразной формы. Вместе с тем она мо­жет, как известно, осуществлять обратное влияние на экономи­ку и политику стимулирующего и сдерживающего характера. Учитывая, что экономические и политические факторы в этом смысле соотносятся с юриди­ческими соответственно как содержание и форма, изучать правовую жизнь в чистом виде, как это предлагал П Кельзен, было бы недостаточным. «Если социология права предпочи­тает раскрыть закономерно­сти правовой жизни, - отмечал

Э. Ерлих, - то ей необходимо заниматься также и обществен­ными и экономическими явле­ниями, потому что развитие права может быть правильно понятым только в связи с обще­ственным и экономическим раз­витием» [10, с. 82].

Правовая жизнь содержит комплекс всех правовых явле­ний - как положительных, так и негативных составляющих. К первым следует отнести имен­но право (отражающее права человека, идеи справедливо­сти, гуманизма, свободы и т. д.); правовую систему в целом; ме­ханизм правового регулирова­ния; законные правовые акты (правомерные действия, их ре­зультаты, юридические доку­менты); юридические действия (как разновидность правомер­ного действия - юридического факта) и события как юриди­ческий факт; правовые режи­мы и первичные юридические средства, которые составля­ют (льготы, поощрения, раз­решения, запреты, наказания, обязанности и др.) правоотно­шения и юридическую практи­ку; правосознание и правовую культуру; законность и право­порядок; юридическую науку и образование (и их структуры) и т. д. Ко вторым в основном от­носятся негативные, противо­правные явления (преступле­ния и другие правонарушения, их субъекты и криминальные структуры; коррупция, злоупо­требления, деформации пра­восознания, отображаемые в правовом нигилизме, идеализ­ме, популизме; ошибки в праве и другие препятствующие по­ложительной юридической де­ятельности факторы) [15, с. 19].

Рассматривая вопрос о со­отношении понятий «правовая жизнь» и «правовая система»,

А. Малько вполне справедли­во замечает, что таким обра­зом правовая система высту­пает лишь составной норматив - но-упорядочивающей частью правовой жизни, поскольку по­следнее явление (и понятие) шире, чем первое. Элементами правовой системы, считает он, выступают, прежде всего, те, которые необходимы для про­цесса правового регулирова­ния, целенаправленного воз­действия на сознание и пове­дение субъектов [15, с. 25]. По его мнению, правовая система создает условия для нормаль­ного течения правовой жизни, обеспечения ее стабильности, нейтрализации и вытеснения из нее негативных юридических явлений (правонарушений, зло­употреблений и т. д.). Иначе го­воря, относительно правовой жизни она играет организую­щую роль, придает ей опреде­ленное единство, соответству­ющих правовых основ.

Как правильно подчерки­вает Т. В. Кухарук, «... будучи стороной правовой жизни, пра­вовая система выступает как внутренне организованная, ди­намичная целостность, состоя­щая из процессов и действий, ведущих к образованию и со­вершенствованию правовых явлений и взаимосвязей между ними» [11, с. 10].

В связи с этим категория «правовая жизнь» позволяет достаточно масштабно оцени­вать правовую действитель­ность, как в положительном, так и негативном плане. Подобная категория сегодня достаточно востребована, так как придает правовым реалиям, отражаю­щим ее, определенную целост­ность. Ведь в любой жизни, в том числе и правовой, суще­ствуют разнонаправленные яв­ления и процессы, как положи­тельные, так и отрицательные.

Итак, понятие «юридиче­ская надстройка» демонстри­рует место и роль правовых принципов в социальной систе­ме только относительно эко­номического базиса, понятие же «правовая жизнь», включая юридическую надстройку, ак­кумулирует в себе и все другие аспекты бытия права - религи­озный, национальный и др.

Если понятие «правовая среда» означает лишь специ­фическую правовую атмосфе­ру, совокупность соответствую­щих условий, в рамках которых осуществляется юридическая деятельность, то категория «правовая жизнь» - юридиче­скую часть социальной жиз­недеятельности, все формы и виды проявления и реализации права, все то, что происходит в обществе и относится к юриди­ческой сфере.

Если механизм правового регулирования - категория, при­званная отражать преимуще­ственно функциональную, пове­денческую сторону права, про­цесс его действия, то понятие «правовая жизнь» - это еще и институциональные основы пра­ва. Механизм правового регули­рования - это совокупность взя­тых в единстве наиболее важных (но далеко не всех) юридических средств, осуществляющих регу­лятивное воздействие на обще­ственные отношения. Понятие же «правовая жизнь» включает в себя все юридические средства, всю правовую действительность, так сказать, весь существующий быт.

Как правильно отмечали Ю. О. Тихомиров и И. В. Коте - левская, «... часто на практике и в теории применяется ряд поня­тий, которые отражают различ­ные стороны правовой жизни общества. К их числу относятся понятия «право», «правовая си­стема», «законность», «право­вые акты», «нормы права» и др. [21, с. 7].

В содержании правовой жиз­ни ведущим элементом можно назвать правовые акты, посколь­ку именно в них отражаются, прежде всего, юридическое бы­тия, именно в них живет право [15, с. 27]. В повседневной дей­ствительности граждане встре­чаются не с правом вообще, а с правовыми актами, которых су­ществует великое множество. Последние выступают основ­ной частью правовой жизни в силу того, что они представля­ют собой важнейшие средства удовлетворения интересов субъектов, наиболее распро­страненные и осязаемые фор­мы его проявления.

Исходя из этого, суть право­вой жизни можно раскрыть, ис­следовав природу юридических документов, с помощью которых определенные лица достигают тех или иных целей, удовлетво­ряют конкретные интересы [23, с. 10].

Например, исследуя тексты таких актов, как Русская правда (в разных редакциях), Судебни­ки, другие важные памятники древнерусского права, мы уз­наем и о значительных истори­ческих событиях того периода, поскольку правовая жизнь - это определенное зеркало жизни общества в целом. В правовых актах-документах содержатся ценные и концентрированные (обобщенные) сведения о куль­туре конкретного народа, его быт, отражается своеобразием общественного политического уклада [13, с. 124].

Итак, правовая жизнь и право­вая система являются юридиче­скими понятиями, которые отра­жают наиболее высокий уровень обобщения правовой материи. Они охватывают все правовые явления общества. Однако ка­тегория «правовая жизнь» все же характеризует и определяет наиболее общий уровень право­вой системы общества, рассма­тривает наиболее обобщенные формы выражения правовой действительности. Кроме того, правовая система конкретного общества характеризуется опре­деленным элементно-структур­ным принципом построения, обладает четкой формализо­ванной структурой, имеет свои задачи, цели, строго определен­ные базовые принципы, юриди­ческие идеалы и философско - правовые строения, закрепляет особенности правосознания и правовой культуры. Существо­вание любой социальной си­стемы предполагает наличие у нее основных задач и дости­жения ею определенной цели. Правовая система, обеспечи­вая регулирование отношений в государстве, осуществляет на общественные отношения нормативно-организационное влияние. Такое регулирование является свойством системы, поскольку может проявляться только в виде взаимодействия ее элементов.

Таким образом, ни установ­ление прочного правопоряд­ка, ни достижение эффектив­ного правового регулирования категория «правовая жизнь» обеспечить не может. В связи с этим рассматриваемые кате­гории необходимо разграничи­вать, допуская их существова­ние и взаимообогащение.



Список литературы: 1. Актуальные проблемы теории государства и права : учеб. пособие / отв. ред. Р В. Шагиева. - М. : Норма: ИНФРА-М, 2011. - С. 393. 2. Алексеев С. С. Восхождение к праву. Поиски и решения: моногр. / С. С. Алексеев. - М. : Норма, 2001. - 752 с. 3. Алексеев С. С. Общая теория права : учебник / С. С. Алексеев. - [2-е изд., перераб. и доп.] - М. : ТК Велби, Проспект, 2008. - 576 с. 4. Алексеев С. С. Право на пороге нового тысячелетия: некоторые тенденции мирового правового развития - надежда и драма со­временной епохи : учебник / С. С. Алексеев. - М. : Статут, 2000. - 642 с. 5. Байтин М. И. Правосвязующее звено между политической властью, государством и правовой системой общества / М. Н. Байтин // Вопр. теории гос-ва и права: личность, право, правовая система.

- Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 1988. - С. 34-48. 6. Гойман-Калинский И. В. Элементарные начала общей теории права : учеб. пособие / И. В. Гойман-Калинский, Г. И. Иванец, В. И. Чер - вонюк. - М. : Проспект, 2003.- 489 с. 7. Загальна теорія держави і права / за ред. М. В. Цвіка, О. В. Петришина. - Х. : Право, 2009. - 584 с. 8. Ильин И. А. О сущности правосознания : моногр. / И. А. Ильин. - М. : Проспект, 1993. - С. 37. 9. Кудрявцев В. Н. Право: развитие об­щего понятия / В. Н. Кудрявцев, А. М. Васильев // Сов. гос-во и право. - 1985. - № 7. - С. 12.

10. Кульчар К. Основы социологии права : учебник / К. Кульчар. - М. : Проспект, 1981. - С. 82.

11. Кухарук Т. В. Правовая система и систематика законодательства : автореф. дис. на стиск. учен. степ. канд. юрид. наук / Т. В. Кухарук. - СПб., 1998. - С. 10. 12. Луць Л. А. Європейські міждержавні правові системи: загальнотеоретична характеристика : автореф. дис. на здоб. наук. ступ. д-ра юрид. наук. / Л. А. Луць. - К., 2004. - 56 с. 13. Малько А. В. Теория правовой политики : моногр. / А. В. Малько. - М. : РИОР ; ИНФРА-М, 2012. - 346 с. 14. Малько А. В. «Правовая жизнь» и «правовая система»: соотношение понятий / А. В. Малько, В. А. Затон - ский // Правовая политика и правовая жизнь. - 2006. - № 2.- С. 6-20. 15. Малько А. В. Основы правовой политики : учеб. пособ. [для магистрантов] / А. В. Малько, А. Ю. Саломатин. - М. : РИОР ; ИНФРА-М, 2013. - 170 с. 16. Матузов Н. И. Право как центральный элемент и нор­мативная основа правовой системы / Н. И. Матузов // Вопр. теории гос-ва и права. - 1988. - № 18. - С. 26-49. 17. Миколенко Я. Ф. Право и формы его проявления / Я. Ф. Миколенко // Сов. гос-во и право. - 1965. - № 7. - С. 51-72. 18. Михайловский И. В. Очерки философии права : акад. курс : [в 3-х т. - Т. 1; изд. 2-е, перераб. и доп.] / отв. ред. И. В. Михайловский.

- Томск, 1914. - 338 с. 19. Поляков А. В. Общая теория права: Проблемы интерпретации в контексте коммуникативного похода : курс лекций / А. В. Поляков. - СПб. : Изд. дом СПб. гос. ун-та, 2004. - 864 с. 20. Саидов А. Х. Сравнительное правоведение (основные правовые системы современности) : учебник / под ред. В. А. Туманова. - М. : Юристъ, 2004. - 448 с. 21. Тихомиров Ю. А. Правовые акты : учебн.-практ. и справ. пособие / Ю. А. Тихомиров, И. В. Котелевская. - М., 1999. - С. 7. 22. Тиунова Л. Б. Системные связи правовой действи­тельности: моногр. / Л. Б. Тиунова. - СПб., 1993. - С. 53. 23. Файнберг М. М. Модернизация правовой системы Российской Федерации: проблемы теории и практики : автореф. дис. на стиск. учен. степени канд. юрид. наук / М. М. Файнберг. - Ростов н/Д., 2008. - 36 с.

СПІВВІДНОШЕННЯ ПРАВОВОЇ СИСТЕМИ З ІНШИМИ ЮРИДИЧНИМИ ПОНЯТТЯМИ Хаустова М. Г.

У статті аналізуються поняття правової системи та її взаємовідносини з іншими юри­дичними феноменами правової дійсності, такими як правова надбудова, механізм правового регулювання, правова дійсність та правове життя. Визначаються їх загальні ознаки, обсяг правових категорій, що входять до їх складу і структур, та взаємний вплив юридичних фено­менів один на одного та на суспільні відносини в цілому.

Ключові слова: правова система, правова надбудова, механізм правового регулювання, правове життя, правова дійсність, правове середовище.

RELATNIONS BETWEEN THE LEGAL SYSTEM AND OTHER LEGAL NOTIONS Haustova M. G.

The article has analysed the notion of legal system, its relathionship with such legal phenomenon as legalsuperstructure the mechanism of legal control, legal reality and legal life, The author has determined their common features, strycture and mutual in fluence of legal phenomenon on each other and on the social relations as a whole.

Key words: legal system, legal superstructure, mechanism of legal control, legal life, legal reality, legal envizonment.

Поступила в редакцию 02.02.2013 г.