joomla
ОБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ МЕЖДУНАРОДНЫХ МЕЖПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ
Проблеми законності

УДК 341.01 Ю. В. Щёкин,

Канд. юрид. наук, доцент Национальный университет «Юридическая академия Украины имени Ярослава Мудрого», г. Проведен анализ основных признаков международных межправительственных органи­заций, которые отличают их от других организационно-правовых форм межгосударственного сотрудничества. Предложено авторское определение понятия «международная межправи­тельственная организация».

Ключевые слова: международная межправительственная организация, устав междуна­родной организации, международная правосубъектность



В течение ХХ ст. межгосу­дарственные объединения име­ли различные наименования: административные союзы, унии, международные личности, меж­дународные юридические лица и, собственно, международные организации. Последнее стало не просто итоговым, оно закре­пило в себе ряд качеств, прису­щих одному из наиболее устой­чивых типов такого рода объ­единений. В совокупности они позволяют организации прово­дить самостоятельную внеш­нюю политику, автономно уча­ствуя в международных право­отношениях.

Общепризнанная вторич - ность (производность) между­народной правосубъектности международных организаций указывает на особый путь их создания, значительно отлича­ющийся от образования суве­ренных государств. Однако, если он пройден, положение органи­зации в международном праве уравнивается с государствами и иными субъектами. Данное об­стоятельство позволило многим ученым заявить о международ­ной правосубъектности как об объективном качестве, явля­ющемся необходимым для лю­бого участника международных отношений, в том числе и для международных организаций. В отечественной науке на это ука­зывали Е. Т. Усенко, Е. А. Шибае­ва, Т. Н. Нешатаева, Д. И. Кулеба и др. В частности, Е. Т. Усенко писал: «Отражающей актуаль­ную действительность пред­ставляется точка зрения, со­гласно которой международ­ные организации, отвечающие определенным, выработанным теорией и практикой между­народно-правовых отношений


Признакам, обладают объек­тивной международной право­субъектностью» [17, с. 17].

В современном общем позитивном международном праве признаки международ­ной межправительственной организации (далее - ММПО) еще не закреплены. Пока нет универсального международ­ного договора, который бы нормативно закрепил основ­ные квалифицирующие при­знаки международной ор­ганизации. Учредительные (уставные) документы нынеш­них международных организа­ций также обходят молчанием этот вопрос. Государств-учре­дителей меньше всего забо­тит, будет ли соответствовать созданное ими объединение некой классификации, приду­манной теоретиками. Их боль­ше интересуют взаимные права и обязанности участников этого объединения, конкретные поли­тические, экономические и дру­гие выгоды от его создания. По­этому установить, является ли созданное межгосударственное объединение международной организацией, возможно только после анализа его устава и его последующей деятельности. За основу такого анализа прини­мается совокупность наибо­лее важных элементов поня­тия международной организа­ции, которое выработано док­триной международного права за последние более чем сто лет.

Целью настоящей статьи является уточнение признаков понятия «международная меж­правительственная организа­ция», разрабатываемого отече­ственной наукой международ­ного права.

Наиболее важным отли­чительным признаком любой международной межправитель­ственной организации, который большинством отечественных и зарубежных исследователей ставится на первое место, яв­ляется наличие договорной ос­новы. Как указывала Е. А. Ши­баева, «этот признак опреде­ляет юридическую природу международной организации» [20, с. 18]. Именно он отлича­ет международные межпра­вительственные от междуна­родных неправительственных организаций. Подавляющее большинство современных международных организа­ций осуществляют свою де­ятельность на основе особо­го международного договора, который может выступать под различными наименованиями: устав, конвенция, соглашение, хартия и т. п. Самым распро­страненным наименованием является «устав» (Устав ООН, Устав ЮНЕСКО, Устав Совета Европы и др.).

Договоры об учреждении международных организаций заключаются в соответствии с положениями Венской кон­венции о праве международ­ных договоров 1969 г. Ее ст. 5 гласит: «Настоящая Конвен­ция применяется к любому до­говору, являющемуся учреди­тельным актом международной организации, и к любому дого­вору, принятому в рамках меж­дународной организации, без ущерба для соответствующих правил данной организации» [6].

Вместе с тем в международ­ной практике получило распро­странение учреждение между­народных организаций резолю­циями главных органов других международных организаций. Как правило, создаваемые по­добным образом организации выполняют некоторые вспомо­гательные функции в отноше­нии достижения целей тех ор­ганизаций, которыми они были созданы. При этом они доста­точно автономны от «материн­ских» организаций, что выра­жается в значительной свободе выбора средств и методов до­стижения этих целей.

В качестве примеров можно привести Конференцию ООН по торговле и развитию (ЮН­КТАД), учрежденную в 1964 г. Генеральной Ассамблеей ООН резолюцией 1995 (XIX) [13], и

Организацию Объединенных Наций по промышленному раз­витию (ЮНИДО), учрежденную в 1966 г. Генеральной Ассам­блеей ООН резолюцией 2152 (XXI) [14].

Правовым основанием для учреждения ЮНКТАД и ЮНИ­ДО послужила ст. 22 Устава ООН, гласящая следующее: «Генеральная Ассамблея упол­номочивается учреждать такие вспомогательные органы, ко­торые она сочтет необходимы­ми для осуществления своих функций» [18]. Отметим, что эта статья не наделяет Генераль­ную Ассамблею правом на уч­реждение международных ор­ганизаций. ГА уполномочена на создание только «вспомога­тельных органов».

Если следовать букваль­ному тексту раздела I резолю­ции 1995 (XIX) от 30.12.1964 г., то в нем указывается, что Гене - ральная Ассамблея «учрежда­ет Конференцию Организацию Объединенных Наций по тор­говле и развитию в качестве ор­гана Генеральной Ассамблеи» (выделено нами. - Ю. Щ.). При этом последующие положения данной резолюции наделяют этот «орган» такими качества­ми, которые позволяют специа­листам, исследовавшим право­вую природу ЮНКТАД, рассма­тривать его в качестве ММПО. В частности, Г. М. Вельяминов в отношении ЮНКТАД отмечает следующее: «Хотя в резолюции 1995 (XIX) Генеральной Ассам­блеи ООН прямо не указывает­ся, что ЮНКТАД, учреждаемая в качестве органа Генеральной Ассамблеи, представляет со­бой международную органи­зацию, на наш взгляд, есть ве­ские основания рассматривать ЮНКТАД в качестве de facto автономной международной организации в рамках ООН. ... То, что ЮНКТАД является одно­временно органом Генеральной Ассамблеи ООН, которая сама представляет собой орган Ор­ганизации Объединенный На­ций, и то, что ЮНКТАД подот­четна Генеральной Ассамблеи, не может в принципе служить препятствием для признания ЮНКТАД de facto автономной организацией ООН» [4, с. 52, 53].

В этом смысле весьма примечательна формулиров­ка резолюции 2152 (XXI) от 17.11.1966 г. о создании ЮнИ­ДО: «Организация Объединен­ных Наций по промышленному развитию учреждается как ор­ган Генеральной Ассамблеи и будет функционировать как ав­тономная организация в рам­ках ООН» (выделено нами. - Ю. Щ.).

Безусловно, и в первом, и во втором случаях Генераль­ная Ассамблея вышла за рам­ки своих полномочий. Она не имела ясно и недвусмысленно выраженного права на учреж­дение международных орга­низаций. Но это не привело к признанию этих объединений неправомерными, и к отказу го­сударств сотрудничать с ними. Наоборот, государства - члены ООН, приняв данные резолю­ции, тем самым, согласились с подобным расширением ком­петенции и санкционировали создание таких организаций, а своим дальнейшим участием в их деятельности и сотрудниче­ством с ними - закрепили при­менение доктрины подразуме­ваемой компетенции главными органами ООН.

Похожая ситуация сложи­лась и в отношении учреждения Международных трибуналов по Югославии и Руанде. Между­народный трибунал по Югос­лавии был создан в 1993 г. на основании резолюции Совета Безопасности ООН 827 (1993) [15], Международный трибунал по Руанде - в 1994 г. на осно­вании резолюции Совета Без­опасности ООН 955 (1994) [16].

По Уставу ООН Совет Без­опасности не имел ясно выра­женного права на создание по­добных органов. Обоснование правомерности собственного существования Апелляцион­ной палаты Международного трибунала по Югославии пред­ставляется слишком натяну­тым. Рассматривая в 1995 г. возражения Душко Тадича о не­законном создании трибунала, Апелляционная палата указа­ла, что Совет Безопасности об­ладает такой компетенцией на основании положений Главы VII Устава ООН и, прежде всего, статей 41 и 42. Формулировка ст. 41, касающейся мер Сове­та Безопасности, не связанных с использованием вооружен­ных сил, содержит слова: «Эти меры могут включать...». Ис­ходя из них был сделан вывод, что перечень мер, содержащих­ся в ст. 41, не является исчер­пывающим [См.: 3, с. 285-288].

По мнению многих ведущих специалистов, в данном слу­чае, как и применительно к соз­данию ЮНКТАД и ЮНИДО, пра­вомерность создания трибуна­лов была подтверждена после­дующим отношением к ним со стороны мирового сообщества. Например, И. И. Лукашук писал: «Наиболее широким толкова­нием Советом своих полномо­чий явилось, пожалуй, учреж­дение международных трибу­налов для бывшей Югославии и Руанды. Их необходимость диктовалась интересами защи­ты прав человека, предупреж­дения массовых преступлений против человечности. Учрежде­ние трибуналов при помощи до­говоров потребовало бы мно­гих лет. Единственной реаль­ной возможностью оказались решения Совета Безопасности. Они явно выходили за рамки его полномочий по Уставу. Тем не менее члены ООН их молча­ливо признали и тем самым ле­гализовали действия Совета» [10]. Из этого следует, что теми же молчаливыми действиями членов ООН фактически было санкционировано право Совета Безопасности на создание лю­бых международных организа­ций.

Приведенные выше приме­ры свидетельствуют о широ­ком распространении практики учреждения международных организаций на основании ре­шений других международных организаций и о ее полном при­знании со стороны государств. Вместе с тем, такое признание должно прямо оговариваться в учредительных документах ор­ганизаций.

С учетом данного анали­за, представляется возможным несколько уточнить первый су­щественный элемент понятия ММПО. Правильнее будет ут­верждать, что ММПО созда­ются не просто на договорной, а на согласительной основе, поскольку резолюции между­народных организаций также являются одной из форм согла­сования интересов участников международного общения.

Следующий элемент поня­тия ММПО касается членско­го состава международных организаций. Ведущая роль в создании международных ор­ганизаций принадлежит госу­дарствам. Они заключают осо­бый международный договор

- устав организации или голо­суют за соответствующую уч­редительную резолюцию. Соб­ственно говоря, именно поэто­му данный вид международных организаций называют «меж­государственными» или «меж­правительственными».

Вместе с тем, если обра­титься к юридической литера­туре, этот элемент далеко не всегда подвергается хоть како­му-нибудь анализу. Роль госу­дарств в создании и деятельно­сти международных организа­ций представляется настолько очевидной, что специалисты зачастую вообще не акцентиру­ют на ней внимание.

Любое суверенное государ­ство имеет право на учрежде­ние международной организа­ции и на получение членства в ней. В то же время современ­ная международная жизнь, ус­ложняющиеся международные отношения вовлекают в дея­тельность ММПО национально­освободительные движения, государствоподобные образо­вания, зависимые страны и тер­ритории, другие международ­ные межправительственные и даже неправительственные ор­ганизации. В большинстве слу­чаев правовое положение этих субъектов далеко не равноцен­но положению государств. Как правило, они получают статус наблюдателей, что отнюдь не соответствует членству в орга­низации. Зависимым странам и территориям обычно предо­ставляется статус ассоцииро­ванных членов.

Кроме этого, распростра­нено участие одних междуна­родных организаций в деятель­ности других международных организаций. Так, Европейский Союз является полноправным членом таких организаций, как Всемирная торговая организа­ция (ВТО), Продовольственная и сельскохозяйственная Орга­низация Объединенных Наций (ФАО). Европейский инвести­ционный банк (ЕИБ) является членом Европейского банка ре­конструкции и развития (ЕБРР). Хотя такие примеры на сегод­няшний день не многочислен­ны, они полностью отражают наметившуюся долгосрочную тенденцию в отношениях меж­ду самими международными организациями.

В современном междуна­родном праве общепризнанно право международных органи­заций заключать соглашения с государствами и другими меж­дународными организациями. В Венской конвенции о праве договоров между государства­ми и международными органи­зациями или между междуна­родными организациями 1986 г. оно предусмотрено в ст. 1. «Международные организа­ции» наравне с государствами могут участвовать в договорах, учреждающих другие между­народные организации. Все за­висит от того, позволяют ли им это их собственные правила.

Данную тенденцию, тем не менее, не следует слишком преувеличивать. Суверенные государства были и остают­ся основными учредителями и участниками ММПО. Основны­ми, но уже не единственными.

Международные организа­ции, как правило, не создают­ся на какой-то определенный срок. Они призваны обеспечи­вать длительное (бессрочное) сотрудничество государств и международных организаций на постоянной основе. Для осу­ществления такого длительно­го сотрудничества создаются непрерывно действующие ор­ганы. Их отношения могут стро­иться как по горизонтали, когда они не подчиняются друг другу, а только дополняют взаимную деятельность, так и по верти­кали. В последнем случае при­сутствуют отношения соподчи­нения, иерархии.

Следовательно, следую­щим существенным элемен­том понятия ММПО является постоянная внутриорганиза - ционная структура. В доктри­не международного права ино­гда этот элемент разбивают на составляющие. Например,

А. И. Дмитриев и В. И. Мура­вьев выделяют в качестве «не­отъемлемых институционных элементов института между­народных межгосударственных организаций» помимо договор­ной основы также «постоян­ный характер деятельности» и «внутриорганизационный меха­низм» [7, с. 446].

ММПО создаются для до­стижения определенных це­лей. Цели представляют со­бой самые общие намерения государств-учредителей, ко­торые они желают достичь по­средством организации [11, с. 88]. Цели - это, без преуве­личения, смысл существова­ния организации. И. А. Ширер (I. A. Shearer) по этому поводу отмечал: «Действительная при­рода и цели современных меж­дународных организаций не могут быть поняты до тех пор, пока мы не осознаем, что они представляют собой один из видов содействия, с помощью которого государства связаны общей целью улучшения бла­госостояния человечества» [21, с. 546].

Как элемент понятия ММПО цели имеют правовое содержа­ние. Во-первых, они во многом определяют правомерность созданного объединения. С этой точки зрения международ­ное право запрещает создание международных организаций для совершения международ­ных преступлений (развязы­вание агрессивных войн, про­ведение политики геноцида, апартеида и т. п.). Во-вторых, цели в значительной степени определяют внутреннюю струк­туру организации, компетенцию ее органов и должностных лиц. Именно целями, как показыва­ет практическая деятельность большинства существующих ММПО, оправдываются лю­бые превышения полномочий, предусмотренных уставом ор­ганизаций.

Важнейшим качеством со­временных ММПО является на­личие международной право­субъектности. В отечествен­ной юридической литературе по поводу присвоения этого качества международным ор­ганизациям длительное время велась напряженная дискус­сия. Достаточно отметить, что Е. А. Шибаева только под дав­лением критики ввела этот эле­мент в определение понятия «международной (межгосудар­ственной) организации» во вто­ром издании учебного пособия, подготовленной в соавторстве с М. Поточным [20, с. 21]. При этом она подчеркнула, что «на исходе ХХ столетия, как пока­зывает практика, все или почти все межгосударственные орга­низации обладают качеством международной правосубъ­ектности, которое в силу этого заслуживает того, чтобы быть включенным в настоящее вре­мя в определение понятия меж­государственных организаций в той или иной формулировке» [20, с. 20].

Можно спорить с Е. А. Шиба­евой о моменте, с которого меж­дународная правосубъектность стала рассматриваться в каче­стве элемента понятия ММПО (в украинской доктрине этот во­прос исследовал Д. И. Кулеба [9, с. 27-37]). В отношении же ООН вопрос о ее международ­ных правах и обязанностях и, следовательно, о ее междуна­родной правосубъектности был поднят еще в 1948 г., т. е. вскоре после учреждения этой органи­зации. Консультативное заклю­чение Международного Суда, касающееся международной правосубъектности ООН, было принято 11.04.1949 г., что вряд ли можно считать «исходом ХХ столетия». В любом случае в настоящее время общепризна­но, что международная право­субъектность - это важнейший и необходимый элемент поня­тия ММПО. В докладе Рабочей группы, утвержденном Комис­сией международного права ООН на своем 2740 заседании 02.08.2002 г., посвященном от­ветственности международ­ных организаций, указывается: «Следует предполагать, что международное право наделя­ет эти международные органи­зации (имеются в виду между­народные межправительствен­ные организации. - Ю. Щ.) пра­восубъектностью, поскольку в противном случае их поведение приписывалось бы их членам и не возникало бы никаких вопро­сов, касающихся ответственно­сти организации по междуна­родному праву» [8, с. 241].

Таким образом, основными элементами понятия ММПО яв­ляются:

1) международная согласи­тельная основа;

2) членство преимуще­ственно суверенных госу­дарств, а также других ММПО;

3) наличие определенных целей, соответствующих обще­признанным принципам совре­менного международного пра­ва;

4) постоянная внутриорга - низационная структура;

5) международная право­субъектность.

Следует подчеркнуть, что перечисленные признаки от­ражают лишь наиболее сущ­ностные характеристики по­нятия ММПО. Наряду с ними в международно-правовой док­трине для полного раскрытия сущности межправительствен­ных организаций нередко до­бавляют другие элементы, на­пример: уважение суверени­тета государств - членов [19, с. 25; 7, с. 447; 1, с. 258]; само­стоятельные международные права и обязанности, которые отличаются от прав и обязан­ностей государств - членов [20, с. 19]; метод деятельности

- обсуждение, переговоры или принятие решений путем голо­сования или достижения кон­сенсуса; установление связей и сотрудничество с другими объединениями государств и международными организаци­ями; членство трех и более го­сударств [1, с. 258; 2, с. 35] и др. В последнем случае, по мне­нию М. А. Баймуратова, «при наличии меньшего количества государств возникает их союз, но не международная орга­низация, которая создается с целью коллективного реше­ния определенных задач» [1, с. 258].

Представляется, что боль­шинство из этих дополнитель­ных элементов являются либо производными от основных, либо ошибочными. Например, такие свойства, как наличие у ММПО самостоятельных меж­дународных прав и обязан­ностей, которые отличаются от прав и обязанностей госу­дарств-членов, и установле­ние связей и сотрудничество с другими объединениями го­сударств и международными организациями, входят в со­держание понятия «междуна­родная правосубъектность». Уважение суверенитета госу­дарств-членов прямо вытекает из целей организации, если они соответствуют общепризнан­ным принципам современного международного права. А «ме­тоды деятельности» (обсужде­ние и переговоры) и различные методы принятия решений (го­лосование, консенсус) свиде­тельствуют о наличии и функ­ционировании постоянной вну - триорганизационной структуры организации.

Что касается минимально­го членского состава ММПО, то приведенное мнение (3 члена) является ошибочным. В общем международном праве нет нор­мы, которая ставила бы созда­ние и дальнейшее существо­вание ММПО в зависимость от количества государств-учре - дителей или государств - чле­нов. Как отмечал Г М. Вельями­нов, «распространен учет лишь международных организаций минимум с тремя участника­ми. Это объясняется больше практическими, нежели теоре­тическими соображениями» [5, с. 89].

Все зависит от того, при­сущи ли создаваемой структу­ре вышеуказанные основные свойства или нет. Г И. Моро­зов, выделяя в качестве одного из элементов ММПО наличие «контрагентов по крайней мере из трех государств», тем не ме­нее не настаивал на его обяза­тельности [12, с. 55]. Отмечая международные организации, состоящие из двух участников как явление «исключительно редкое», он так писал о дву­стороннем международном до­говоре как об уставе междуна­родной организации: «Если он предусматривает создание по­стоянной международной ор­ганизации со всеми присущими ей институтами, нет оснований подвергать его какому-либо со­мнению в связи с рассматри­ваемой проблемой» [12, с. 56] . В качестве примеров Г И. Мо­розов приводит советско-мон­гольские организации, созда­вавшиеся в 1930-х гг., и между­народную Рейнскую комиссию, просуществовавшую с 1871 по 1918 гг., и состоявшую всего из двух государств: Германии и Ни­дерландов [12, с. 56]. Учитывая тенденцию создания междуна­родных организаций резолю­циями других международных организаций, к сказанному до­бавим, что учредителем и од­новременно участником созда­ваемой таким образом ММПО может быть всего лишь один субъект - другая ММПО.

Суммировав изложенное, понятие ММПО можно предло­жить в следующем виде:

Международная межпра­вительственная организация

- это объединение государств (других международных меж­правительственных органи­заций), созданное на междуна­родной согласительной основе, обладающее определенными целями, соответствующими общепризнанным принципам международного права, имею­щее постоянную внутриорга - низационную структуру и обла­дающее международной право­субъектностью.



Список литературы: 1. Баймуратов М. А. Международное публичное право / М. А. Баймуратов. - Харьков : Одиссей, 2003. - 752 с. 2. Баймуратов М. А. Организа­ция Объединённых Наций в условиях глобализации: вопросу модернизации и повышения эффективности деятельности : моногр. / М. А. Баймуратов, В. Б. Мелинишин, Ю. А. Волошин.

- М. : ТрансЛит, 2008. - 272 с. 3. Блищенко И. П. Прецеденты в международном публичном и частном праве / И. П. Блищенко, Ж. Дориа. - 2-е изд., доп. - М. : Изд-во МНИМП, 1999.

- 472 с. 4. Вельяминов Г. М. Правовое урегулирование международной торговли / Г. М. Ве­льяминов. - М. : Междунар. отношения, 1972. - 240 с. 5. Вельяминов Г. М. Международная правосубъектность / Г. М. Вельяминов // Сов. ежегод. междунар. права, 1986. - М. : Наука, 1987. - С. 77-97. 6. Венская конвенция о праве международных договоров от 23 мая 1969 г [Электрон. ресурс]. - Режим доступа : Http://www. un. org/ru/documents/decl_conv/conventions/ law_treaties. shtml. 7. Дмитрієв А. І. Міжнародне публічне право : навч. посіб. / А. І. Дмитрієв, В. І. Муравйов ; відп. ред. Ю. С. Шемшученко, Л. В. Губерський. - К. : Юрінком Інтер, 2000.

- 640 с. 8. Доклад Комиссии Международного права. 54 сессия (29 апреля - 7 июня и 22 июля - 16 августа 2002 года). ГА ООН. Официальные отчеты. 57 сессия. Дополнение № 10 (А/57/10). - ООН, Нью-Йорк, 2002. - 265 с. 9. Кулеба Д. І. Участь України в міжнародних орга­нізаціях. Правова теорія і практика : моногр. / Д. І. Кулеба ; за наук. ред. О. В. Задорожнього ; Київський нац. ун-т ім. Т. Шевченка, Ін-т міжн. відносин. - К. : Вид. дім «Промені», 2007. - 304 с. 10. ЛукашукИ. И. Глобализация и международное сообщество / И. И. Лукашук // Право и политика. - 2000. - № 4. [Электрон. ресурс]. - Режим доступа : Http://zakon. rin. ru/cgi-bin/ view. pl? midr=491&id=580. 11. Моравецкий В. Функции международной организации / В. Мо - равецкий ; пер. с польск. - М. : Прогресс, 1976. - 384 с. 12. Морозов Г. И. Международные организации. Некоторые вопросы теории / Г. И. Морозов. - Изд. 2-е, доп. - М. : Мысль, 1974. - 332 с. 13. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 1995 (XIX) от 30.12.1964 г. о создании Конференции Организации Объединённых Наций по торговле и развитию (ЮНК­ТАД) [Электрон. ресурс]. - Режим доступа : Http://daccess-dds-ny. un. org/doc/RESOLUTION/ GEN/NR0/211/17/IMG/NR021117.pdf? OpenElement. 14. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 2151 (XXI) от 17.11.1966 г. о создании ООН по промышленному развитию (ЮНИДО) [Электронный ресурс]. - Режим доступа : Http://daccess-dds-ny. un. org/doc/RESOLUTION/GEN/ NR0/787/48/IMG/NR078748.pdf? OpenElement. 15. Резолюция Совета Безопасности ООН 827 (1993) от 25.05.1993 г. об учреждении Международного трибунала для судебного преследо­вания лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии [Электрон. ресурс]. - Режим доступа : Ь^:// Www. un. org/russian/documen/scresol/res1993/res827.htm. 16. Резолюция Совета Безопасности ООН 955 (1994) от 08.11.1994 г. об учреждении Международного уголовного трибунала для су­дебного преследования лиц, ответственных за геноцид и другие серьезные нарушения меж­дународного гуманитарного права, совершенные на территории Руанды, и граждан Руанды,


Ответственных за геноцид и другие подобные нарушения, совершенные на территории со­седних государств, в период с 1 января 1994 года по 31 декабря 1994 г. [Электрон. ресурс].

- Режим доступа : Http://www. un. org/russian/documen/scresol/res1994/res955.htm. 17. Усен­ко Е. Т. Очерки теории международного право / Е. Т. Усенко. - М. : Норма, 2008. - 240 с. 18. Устав Организации Объединённых Наций от 26.07.1945 г. [Электрон. ресурс]. - Режим доступа : Http://www. un. org/ru/documents/charter/ 19. Шибаева Е. А. Право международных организаций: вопросы теории / Е. А. Шибаева. - М. : Междунар. отношения, 1986. - 160 с.

20. Шибаева Е. А. Правовые вопросы структуры и деятельности международных организа­ций : учеб. пособие / Е. А. Шибаева, М. Поточный. - 2-е изд. - М. : Изд-во МГУ, 1988. - 192 с.

21. Shearer I. A. Starke's International Law / I. A. Shearer. - 11th ed. - Butterworth & Co (Publishers) Ltd 1994, London, UK. - 629 p.

ОБ’ЄКТИВНІ ОЗНАКИ МІЖНАРОДНИХ МІЖУРЯДОВИХ ОРГАНІЗАЦІЙ

Щокін Ю. В.

Аналізуються основні ознаки міжнародних міжурядових організацій, які відрізняють їх від інших організаційно-правових форм міждержавного співробітництва. Дається авторське визначення поняття «міжнародна міжурядова організація».

Ключові слова: міжнародна міжурядова організація, статут міжнародної організації, між­народна правосуб'єктність

OBJECTIVE FEATURES OF INTERNATIONAL INTERGOVERNMENTAL ORGANIZATIONS

Shchokin Yu. V.

It has been carried out of analysis of international intergovernmental organizations' main features, which distinguish them from other legal forms of interstate cooperation. The author ‘s definition of «international intergovernmental organization» is proposed.

Key words: international intergovernmental organization, international organization statute, international legal personality

Поступила в редакцию 21.02.2013 г.