joomla
СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПРАКТИКИ ПРИМЕНЕНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ В ВИДЕ АРЕСТА ПУТЕМ ВНЕСЕНИЯ ИЗМЕНЕНИЙ В УК УКРАИНЫ
Проблеми законності

УДК 343.8 К. А. Автухов,

Канд. юрид. наук, ассистент Национальный университет «Юридическая академия Украины имени Ярослава Мудрого», г. Харьков

Проанализированы основные проблемы Уголовного кодекса Украины (2001 г.) в ас­пекте совершенствования практики применения и исполнения наказания в виде ареста. Предложены новые редакции статей 391, 392, 393 закона. Аргументируется необходимость внесения изменений в санкции ст. 395 Уголовного кодекса Украины с целью минимизации назначения ареста лицам уголовно-правовое воздействие на которых этого вида наказания маловероятно.

Ключевые слова: арест, административный надзор, режим в арестном доме, побег из арестного дома.

Комплексный подход к шившее преступление, связано борьбе с преступностью пред - с введением наказаний, кото - усматривает необходимость рые бы способствовали умень - усиления дифференциации и шению уровня преступности в индивидуализации уголовного обществе и позволяли достичь воздействия на лицо, совер - целей наказания в короткие


Сроки, чем при применении ли­шения свободы. Среди таких видов наказания ведущее ме­сто должно быть отведено для такого относительно нового вида наказания как арест.

В условиях реформирова­ния уголовно-исполнительной системы, которое было начато с провозглашением независи­мости Украины и продолжается и в настоящее время, повыша­ется актуальность комплекс­ного исследования возможных путей оптимизации процесса исполнения ареста. Одним из направлений этой деятельно­сти должно стать совершен­ствование источников права, которыми определяется поря­док применения и исполнения наказания в виде ареста.

В отечественной научной литературе проблемные аспек­ты исполнения наказания в виде ареста рассматривались такими учеными, как А. М. Авраменко, В. А. Бугаева, А. В. Кравченко,

A. С. Мацко, Ю. А. Пономаренко,

B. М. Трубникова, Ю. В. Шинка­рева, однако значительное ко­личество нерешенных вопросов осталось без внимания указан­ных ученых. Целью данной ста­тьи является пополнение науч­ного знания в сфере правовой регламентации применения и исполнения ареста.

Исследование правовых источников, в которых закре­пляется порядок применения ареста, следует начать с рас­смотрения Уголовного кодекса Украины (далее - УК Украины). Первое, на что стоит обратить внимание, это неточность, ко­торую допустил законодатель при формулировании ст. 89 УК Украины. Согласно п. 5 ст. 89 УК Украины лица, осужденные к аресту, признаются не име­ющими судимость, если они в течение года со дня отбытия наказания не совершат нового преступления. Такие же сроки погашения судимости установ­лены и для лиц, осужденных к штрафу, общественным и ис­правительным работам. Обра­тим внимание на то, что в п. 4 ст. 89 УК Украины указано: не имеющими судимости призна­ются военнослужащие, отбыв­шие наказание на гауптвахте вместо ареста (курсив наш. - К. А.). Наверное, в данной нор­ме, законодатель имел в виду именно категорию военнослу­жащих, отбывавших наказание в виде ареста, ведь согласно

Ч. 2 ст. 60 УК Украины они отбы­вают арест именно на гауптвах­те. На указанное терминологи­ческое расхождение в научной литературе уже обращалось внимание [7, с. 162], однако за­конодатель до сих пор не ис­правил эту ситуацию. Поэтому считаем, что следовало бы из­менить редакцию п. 4 ст. 89 УК


Украины и изложить эту его часть следующим образом: «военнослужащие, отбывшие арест на гауптвахте».

Следующим актуальным вопросом, который требует ис­следования с целью его даль­нейшего разрешения, следует назвать проблему законода­тельного обеспечения средств обеспечения надлежащего ре­жима в арестных домах. В его обеспечении задействовано значительное количество ин­ститутов как уголовного, так и уголовно-исполнительного права. К ним можно отнести и нормы законодательства, в ко­торых предусмотрена возмож­ность привлечения осужденных к уголовной ответственности.

Общественные отношения, связанные с нормальной де­ятельностью учреждений ис­полнения наказаний, входят в предмет правовой охраны та­ких составов преступлений, как «Уклонение от отбывания наказания в виде ограниче­ния свободы и в виде лишения свободы» ст. 390 УК Украины, «Злостное неповиновение тре­бованиям администрации ис­правительного учреждения» ст. 391, «Действия, дезоргани­зующие работу исправитель­ных учреждений» ст. 392, «По­бег из мест лишения свободы или из-под стражи» ст. 393 УК Украины. Как отмечается в спе­циальной литературе, такие действия подрывают авторитет правоохранительных органов, порождают неблагоприятную социально-психологическую обстановку в исправительном учреждении. При этом могут происходить посягательства и на другие, более важные объекты, например, на жизнь и здоровье человека. Так, со­вершение одного, порой не­значительного преступления при сложной криминогенной обстановке может перерасти в массовые беспорядки, в ходе которых возможно соверше­ние и других преступлений, посягающих на жизнь и здо­ровье людей, общественную безопасность, собственность и т. д. [3, с. 48, 49].

Анализ диспозиций на­званных статей относитель­но возможности привлечения осужденных к аресту к уголов­ной ответственности за со­вершение предусмотренных в них действий выявил опреде­ленные недостатки. В первую очередь это связано с тем, что указанную категорию осужден­ных можно привлечь к уголов­ной ответственности только по ст. 393 УК Украины - «Побег из места лишения свободы или из-под стражи». При этом, если понимать содержание этой ста­тьи буквально, то осужденного к аресту можно привлечь к от­ветственности только за побег из-под стражи. Это обуслов­лено тем, что законодатель не раскрывает, какие именно уч­реждения следует относить к местам лишения свободы, и если толковать буквально, то под последними следует пони­мать учреждения, где исполня­ется наказание в виде лишения свободы, а, следовательно, арестные дома к ним не отно­сятся. С учетом того, что осуж­денные к аресту отбывают на­казание, как правило, по месту осуждения (ст. 50 Уголовно-ис­полнительного кодекса Укра­ины (далее - УИК Украины) и, соответственно, не подлежат длительному этапирования, ги­потетическая возможность со­вершения ими побега из-под стражи минимальная, а соот­ветственно, и случаи законного привлечения к ответственности по этой статье.

Целесообразнее, на наш взгляд, было бы изложить эту норму следующим образом:

«Статья 393. Побег из ме­ста лишения свободы, арестно­го дома или из-под стражи.

1. Побег из места лишения свободы, арестного дома или из-под стражи, совершенный лицом, отбывающим наказа­ние в виде лишения свободы или ареста или находящимся в предварительном заключе­нии...».

Вполне понятно, что осуж­денные к аресту не могут укло­няться от отбывания наказания в той форме, как это предус­мотрено диспозицией ст. 390 УК Украины, потому что им во­обще не предоставляются кра­ткосрочные выезды. Что каса­ется применения статей 391 и 392 УК Украины к осужденным к аресту, то возникает ряд во­просов. Так, в ст. 391 УК Украи - ны предусмотрена ответствен­ность за злостное неповино­вение законным требованиям администрации учреждения ис­полнения наказания или иное противодействие администра­ции в законном осуществлении ее функций лицом, отбываю­щим наказание в виде ограни­чения свободы или в виде ли­шения свободы, если это лицо за нарушение требований ре­жима отбывания наказания было подвергнуто на протяже­нии года взысканию в виде пе­ревода в помещение камерного типа (одиночную камеру) или переводилось на более строгий режим отбывания наказания.

Следовательно, субъектом этого преступления может быть только лицо, которое отбывает наказание в виде ограничения или лишения свободы, что ис­ключает возможность привле­чения к уголовной ответствен­ности по этой статье осуж­денных к аресту. Кроме того, к последним не применяется перевод в помещение камер­ного типа (одиночную камеру) или на более строгий режим от­бывания, а потому выполнение всех условий для привлечения осужденного к аресту по этой статье просто неосуществимо.

Возникает вопрос: а воз­можно ли совершение такими осужденными, действий обра­зующие объективную сторону этого преступления? В коммен­тарии к УК Украины указыва­ется, что объективная сторона состава преступления, предус­мотренного ст. 391 УК Украины, заключается в таких действиях или бездействии, как: а) злост­ное неповиновение законным требованиям администрации и б) другое противодействие ад­министрации в осуществлении ее функций. Злостным непо­виновением признается откры­тый, демонстративный и выра­женный в вызывающей форме отказ осужденного от испол­нения настойчивых, неодно­кратно высказанных законных требований или предписаний представителя администрации, который вследствие своего слу­жебного положения имеет пра­во выдвигать такие требова­ния и отдавать распоряжения, а осужденный обязан и име­ет возможность их выполнить. Противодействие администра­ции в осуществлении ее функ­ций может проявляться также в совершении разного рода дея­ний, предусмотренных в ст. 133 УИК Украины [4, с. 1088]. Таким образом, теоретически выше­указанные действия могут со­вершать не только осужденные к ограничению или лишению свободы, но и осужденные к аресту. Отдельно следует за­метить, что удельный вес уго­ловных дел, возбужденных по признакам преступления, пред­усмотренного ст. 391 УК Укра­ины, среди общего количества преступлений, зарегистриро­ванных в исправительных коло­ниях, за последние годы превы­шает 40 % [6, с. 38]. Этот пока­затель подтверждает актуаль­ность изучения возможности применения указанной статьи к осужденным к аресту.

Не предусмотрена возмож­ность привлечения к ответ­ственности осужденных к аре­сту и за преступление, уста­новленное ст. 392 УК Украины («Действия, дезорганизующие работу исправительных учреж­дений»). В ней предусмотрена ответственность за террори­зирования в учреждениях ис­полнения наказания осужден­ных или нападение на админи­страцию, а также организация с этой целью организованной группы или активное участие в такой группе, совершенные ли­цами, отбывающими наказание в виде лишения или ограниче­ния свободы. Следовательно, как и в предыдущей статье, субъект этого преступления специальный - приговоренные к лишению или ограничению свободы, а отсюда вывод, что осужденный к аресту не может быть привлечен и по этой ста­тье. Объективная сторона ука­занного преступления - только активное поведение в форме совершения таких действий, как: а) терроризирования осуж­денных; б) нападение на адми­нистрацию; в) организация (соз­дание) организованной группы для терроризирования осуж­денных или нападения на ад­министрацию; г) активное уча­стие в такой группе [4, с. 1089]. И если совершение таких дей­ствий, как создание организо­ванной группы для терроризи­рования осужденных или на­падения на администрацию со стороны осужденных к аресту маловероятно, то нападение на администрацию вполне воз­можно.

Учитывая, что арест рас­сматривается как наказание, которое должно, так сказать, напугать осужденного, пока­зать, какие условия его ждут в случае совершения следу­ющего преступления и осуж­дения к длительному сроку наказания. Краткосрочность ареста должна компенсиро­ваться за счет строгих усло­вий содержания осужденных, полного соблюдения ими всех режимных требований, воз­можно не только путем непо­средственного принуждения, но и установление строгой от­ветственности за нарушение требований режима. И хотя, как показывают проведенные ранее социологические ис­следования, такие осужден­ные довольно редко совер­шают преступления [1, с. 203], даже сама возможность быть привлеченным к уголовной от­ветственности за злостное не­повиновение требованиям ад­министрации или за действия, дезорганизующие работу арестного дома, будет иметь весомое дисциплинирующее воздействие на них.

Создание в арестном доме реальной модели условий от­бывания такого наказания, как лишение свободы, по нашему мнению, требует и принятия со­ответствующих (профилакти­ческих и предупредительных) мер, которыми, в частности, и есть возможность привлечения к ответственности по статьям 391 и 392 УК Украины. Предла­гаем внести изменения в эти ста­тьи, чтобы установить возмож­ность привлечения к уголовной ответственности и осужденных к аресту за действия, предусмо­тренные в них.

Законом Украины от 14.04.2009 г. уже вносились изменения в эти статьи: в их тексте было заменено слово­сочетание «администрация ис­правительного учреждения» на «администрация учреждения исполнения наказаний». Но не­понятно, почему, введя в тер­минологический баланс дис­позиции этих статей с положе­ниями УИК Украины, в котором употребляется именно послед­нее словосочетание, законо­датель не внес изменения в их название. Итак, представляет­ся целесообразным изменить и названия данных статей. Кро­ме того, предлагаем дополнить диспозицию ст. 391 УК Украи - ны условием, наличие которо­го свидетельствовало бы об устойчивости антиобществен­ного поведения осужденного к аресту и давало бы основания привлечь его к уголовной ответ­ственности за злостное непови­новение требованиям админи­страции или иное противодей­ствие. Таким условием может быть предварительное приме­нение не менее двух раз в отно­шении к осужденному взыска­ния в виде помещения в карцер. В результате этого: а) повысит­ся значение данного вида взы­скания; б) факт неоднократного его применения будет свиде­тельствовать о стойком неже­лании осужденного выполнять требования режима. Предлага­ем изложить указанные статьи в следующей редакции:

«Статья 391. Злостное не­повиновение требованиям ад­министрации учреждения ис­полнения наказаний.

Злостное неповиновение законным требованиям адми­нистрации учреждения испол­нения наказания или другое противодействие администра­ции в законном осуществлении ее функций лицом, отбываю­щим наказание в виде ограни­чения свободы или в виде ли­шения свободы, если это лицо за нарушение требований ре­жима отбывания наказания было подвергнуто в течение года взысканию в виде перево­да в помещение камерного типа (одиночную камеру) или пере­водилось на более строгий ре­жим отбывания наказания, или те же действия, совершенные лицом, осужденным к аресту, если к этому лицу за наруше­ние требований режима отбы­вания наказания ранее приме­нялся не менее двух раз такой вид взыскания, как помещение в карцер...».

«Статья 392. Действия, де­зорганизующие работу учреж­дений исполнения наказаний.

Терроризирование в учреж­дениях исполнения наказаний осужденных или нападение на администрацию, а также орга­низация с этой целью органи­зованной группы или активное участие в такой группе, совер­шенные лицами, отбывающи­ми наказание в виде лишения свободы, ограничения свободы или ареста...».

Следующим нормативным предписанием, на которое сле­дует обратить внимание зако­нодателя для совершенствова­ния практики применения и ис­полнения наказания в виде аре­ста является положение ст. 395 УК Украины. В абсолютном большинстве случаев в санкци­ях Особенной части уголовно­го закона арест закрепляется в альтернативе с другими видами наказаниям, и только в санкции ст. 395 УК («Нарушение правил административного надзора») его предусмотрено безальтер­нативно. Такое положение дел, трудно признать положитель­ным. Разъясним собственное мнение. Согласно ст. 3 Закона Украины «Об административ­ном надзоре за лицами, осво­божденными из мест лишения свободы», административный надзор устанавливается в отно­шении совершеннолетних лиц, которые ранее были осуждены к лишению свободы за тяжкие, особо тяжкие преступления или осуждены два и более раз к ли­шению свободы за умышленные преступления или осужденные к лишению свободы за одно из преступлений, связанных с не­законным оборотом наркоти­ческих средств, психотропных веществ, их аналогов или пре­курсоров. Отдельно заметим, что в указанном Законе среди оснований прекращения ад­министративного надзора в п. «б» ч. 3 ст. 8 подчеркивается, что административный надзор автоматически прекращается в случае осуждения поднад­зорного к лишению свободы и направления его к месту отбы­вания наказания. В свою оче­редь об автоматическом пре­кращении административного надзора при осуждении к аре­сту не указано. Итак, факти­чески лицо, которое находясь под административным надзо­ром приговоривается к наказа­нию в виде ареста, формаль­но, даже находясь в арестном доме, остается под админи­стративным надзором, а пре­кращается административный надзор в таком случае по об­щему правилу только после истечения срока, на который он установлен.

Исправить указанное об­стоятельство возможно путем внесения изменений в этот закон, где ч. 3 ст. 8 изложить в следующей редакции: «В других случаях администра­тивный надзор автоматически прекращается: а) по истечении срока, на который он установ­лен, если органом внутренних дел не подано ходатайство о продлении надзора или судья отказал в продлении надзора б) в случае осуждения поднад­зорного к лишению свободы и направлению его к месту от­бывания наказания или осуж­дения к аресту в) в случае смерти поднадзорного».

Итак, субъектами преступ­ления, предусмотренного в ст. 395 УК довольно часто вы­ступают лица, осужденные за рецидив преступлений, при­чем они ранее отбывали нака­зание в местах лишения сво­боды. В большинстве случаев это может свидетельствовать о значительной общественной опасности таких лиц. На не­уместность назначения ареста за нарушение правил админи­стративного надзора указыва­ют и практические сотрудники уголовно-исполнительной си­стемы [1, с. 52]. И это не слу­чайно. Как свидетельствуют данные, почти в половине случаев арест назначается именно за совершение пре­ступления, предусмотренного ст. 395 УК [8, с. 278], в резуль­тате чего мы получаем ситуа­цию, что 55,8 % осужденных к аресту (по данным Государ - ственной Пенинтенциарнои службы Украины) уже отбыва­ли наказание в виде лишения свободы [2].

Среди правоведов выска­зываются неоднозначные точки зрения относительно природы института административного надзора, неоднократно под­черкивалась его антиконститу - циональность. Однако в рам­ках данной статьи мы не будем подробно останавливаться на этом вопросе, отметим лишь, что в настоящее время, когда административный надзор все еще применяется, а наруше­ние его требований согласно уголовного закона образует со­став преступления, считаем, что санкция соответствующей статьи должна содержать нака­зание, которое сможет достичь цели последнего. Предлагаем дополнить санкцию ст. 395 УК Украины наказанием в виде ли­шения свободы, что, по наше­му мнению, сможет улучшить возможности его индивидуа­лизации на этапе назначения наказания и в определенной степени ограничит наплыв в арестные дома осужденных, имеющих опыт отбывания дли­тельных сроков лишения сво­боды и для которых отбывание ареста является, так сказать, легкой прогулкой. На целесо­образность установления в санкции этой статьи несколь­ких видов наказания указывал и Д. А. Назаренко, пришедший к такому выводу на основании собственного диссертационно­го исследования, посвященно­го рассмотрению вопросов уго­ловной ответственности за на­рушение правил администра­тивного надзора [5, с. 10].

Закрепление приведенных предложений по ограничению применения ареста к лицам, кри­минальное влияние на которых с определенной долей вероят­ности можно считать малоэф­фективным, в тексте закона бес­спорно будет способствовать улучшению практики исполне­ния ареста. В настоящее вре­мя, когда около половины всех осужденных к аресту являются лицами, ранее отбывавшими ли­шение свободы, работа по опти­мизации процесса исполнения - отбытия ареста должна быть направлена, в первую очередь, именно на введение в соответ­ствие, так сказать, целевой ау­дитории исследуемого наказа­ния. Это является насущной про­блемой как практики назначения ареста, так и его исполнение, и ее необходимо решить как мож­но быстрее.



Список литературы: 1. Автухов К. А. Виконання покарання у виді арешту : дис. на здоб. наук. ступ. канд. юрид. наук : 12.00.08 / Костянтин Анатолійович Автухов. - Х., 2012.

- 205 с. 2. Звіт про кількість УВП, наявність, рух та склад засуджених в Державному депар­таменті України з питань виконання покарань на 20.01.2011 р. [Електрон. ресурс] // Державна пенітенціарна служба України : офіц. веб-сайт. - Режим доступу : Www. kvs. gov. ua/punish/control/uk/. 3. Костюк М. Объект уголовно-правовой охраны в исправительных учреждениях / М. Костюк // Законность. - 1999. - № 10. - С. 48-49. 4. Кримінальний кодекс України : наук.-практ. комент / за заг. ред. В. В. Сташиса, В. Я. Тація. - Вид. 4-е, допов. - X. : Одіссей, 2008. - 1208 с. 5. Наза­ренко Д. О. Кримінальна відповідальність за порушення правил адміністративного нагляду : автореф. дис. на здоб. наук. ступ. канд. юрид. наук : 12.00.08 / Д. О. Назаренко. - Дніпро­петровськ, 2008. - 20 с. 6. Орел Ю. В. Соціальні та соціально-психологічні принципи кримі - налізації злісної непокори вимогам адміністрації установ виконання покарань / Ю. В. Орел // Південноукр. правн. часоп. - 2010. - № 1. - С. 36-40. 7. Пономаренко Ю. А. Виды наказаний по уголовному праву Украины : моногр. / Ю. А. Пономаренко. - Харьков : Финн, 2009. - 344 с. 8. Трубников В. М. Арешт як вид кримінального покарання та особливості його застосування : моногр. / В. М. Трубников, Ю. В. Шинкарьов. - Х. : Харків юрид., 2007. - 288 с.

УДОСКОНАЛЕННЯ ПРАКТИКИ ЗАСТОСУВАННЯ Й ВИКОНАННЯ ПОКАРАННЯ У ВИДІ АРЕШТУ ШЛЯХОМ ВНЕСЕННЯ ЗМІН ДО КК УКРАЇНИ Автухов К. А.

Проаналізовано основні проблеми Кримінального кодексу України (2001 р.) в аспекті удосконалення практики застосування та виконання покарання у виді арешту. Запропоновано нові редакції статей 391, 392, 393 кримінального закону. Аргументується необхідність вне­сення змін до санкції ст. 395 Кримінального кодексу України з метою мінімізації призначення арешту особам кримінально-правовий вплив на яких досліджуваного виду покарання є мало­ймовірним.

Ключові слова: арешт, адміністративний нагляд, режим в арештному домі, втеча з ареш- тного дому.

IMPROVEMENT OF APPLICATION AND ENFORCEMENT OF THE SENTENCE IN THE FORM OF ARREST BY AMENDING THE CRIMINAL CODE OF UKRAINE

Avtukhov K. A.

The basic problem of the Criminal Code of Ukraine (2001) in terms of the improvement of application and execution sentence of arrest. The new wording of Articles 391, 392, 393 of the criminal law. Discusses the need to amend the sanctions century. 395 of the Criminal Code of Ukraine to minimize assignment arrested persons criminal legal impact of this kind of punishment is unlikely.

Key words: arrest, administrative oversight regime areshtnomu house areshtnoho escape from the house.

Поступила в редакцию 12.02.2013 г.

УДК 343.36 В. А. Козак

Канд. юрид. наук, доцент, Национальный университет «Юридическая академия Украины имени Ярослава Мудрого», г. Харьков

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕЗАКОННОЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО В РАБОТУ АВТОМАТИЗИРОВАННОЙ СИСТЕМЫ ДОКУМЕНТООБОРОТА СУДА: АНАЛИЗ ОСНОВНОГО СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

В статье анализируются объективные и субъективные признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 3761 УК (незаконное вмешательство в работу автоматизирован­ной системы документооборота суда), сформулированы соответствующие предложения по совершенствованию уголовного законодательства Украины относительно рассматриваемой проблемы.

Ключевые слова: автоматизированная система документооборота суда, незаконное вмешательство, внесение ложных сведений, несанкционированный доступ.

Согласно ч. 1 ст. 55 Консти - 07.07.2010 г. [1; 2010. - № 41-42,

Туции Украины [1; 1996. - № 30. 43, 44-45. - Ст. 529], в соответ-

- Ст. 141], права и свободы че - ствии с которой каждому гаран-

Ловека и гражданина защища - тируется защита его прав, сво-

Ются судом. Эта конституцион - бод и законных интересов не-

Но-правовая норма нашла свое зависимым и беспристрастным

Дальнейшее развитие в ч. 1 судом. При этом судья рассма-

Ст. 7 Закона Украины «О судо - тривает дела, полученные в со-

Устройстве и статусе судей» от ответствии с порядком распре-


IMPROVEMENT OF APPLICATION AND ENFORCEMENT OF THE SENTENCE IN THE FORM OF ARREST BY AMENDING THE CRIMINAL CODE OF UKRAINE

Avtukhov K. A.

The basic problem of the Criminal Code of Ukraine (2001) in terms of the improvement of application and execution sentence of arrest. The new wording of Articles 391, 392, 393 of the criminal law. Discusses the need to amend the sanctions century. 395 of the Criminal Code of Ukraine to minimize assignment arrested persons criminal legal impact of this kind of punishment is unlikely.

Key words: arrest, administrative oversight regime areshtnomu house areshtnoho escape from the house.

Поступила в редакцию 12.02.2013 г.