joomla
К ВОПРОСУ ОБ ОБЪЕКТЕ НАСЛЕДСТВЕННОГО ПРАВООТНОШЕНИЯ В ГЕРМАНИИ, ФРАНЦИИ И УКРАИНЕ
Юридичний вісник


УДК 347.65/68



О. Скрыпник,

Соискатель кафедры права Европейского Союза и сравнительного правоведения Одесской национальной юридической академии

Интерес к исследованию объек­тов наследственного правоотношения обусловлен динамикой экономических отношений собственности, поскольку прослеживается прямая взаимосвязь последних с эволюцией круга объектов наследования. Изменения, произошед­шие в последнее десятилетие с инсти­тутом права собственности, требуют их учета и в наследственном праве Укра­ины, а именно при определении объ­екта наследственного правопреемства и его состава на предмет расширения перечня прав и обязанностей, которые могут быть включены в наследствен­ную массу. Неоднократно наследствен­ное право Украины было предметом исследования известных украинских и зарубежных ученых-юристов, но, тем не менее, требуется дополнительное об­ращение исследовательского внимания на объекты наследования в контексте экономических реформ, происходящих как в Украине, так и в зарубежных го­сударствах, право которых корреспон­дирует национальному праву. Речь идет

О праве стран Западной Европы, а имен­но о праве Германии и Франции, как материнских правовых систем романо­германской правовой семьи, к которой тяготеет правовая система Украины. Именно сравнительно-правовой аспект исследования объектов наследственно­го правоотношения позволит предать ревизии устоявшиеся доктрины на­следственного права и сформировать представления соответственно реалий сегодняшнего дня.

В Германии наследственное право есть наследование имущества, а не лич­ности. Не личность завещателя перехо­дит на наследника со всеми ее свойства­ми и принадлежностями, а имущество, как целое. Таким образом, развивается положение, что имущество есть сумма активов и пассивов и что это единое и цельное имущество переходит к наслед­нику [1]. Согласно Германскому граж­данскому уложению (далее — ГГУ) со смертью (открытие наследства) его имущество (наследство) как целое пере­ходит к одному или нескольким другим лицам (наследникам) (§ 1922).

Следовательно, в отличие от наследс­твенного права Украины, где в состав наследства включаются права и обязан­ности, принадлежавшие наследодателю и не прекратившиеся вследствие его смерти (ст. 1216 Гражданского кодекса Украины; далее — ГК Украины), в на­следственном праве Германии таковым признаются сами блага, в том числе имущественные права и обязанности как суррогаты материальных благ.

Во Франции законодатель не дал оп­ределение понятию наследство, но из общего анализа норм наследственного права очевидна некоторая промежуточ­ная позиция законодателя в отноше­нии понимания объекта наследования, а именно, и как прав и обязанностей, и как самого имущества. Так, согласно ст. 724 Гражданского кодекса Франции (далее — ГК Франции) наследники, предусмотренные законом, вступают во владение имуществом, правом на иски и иными правами умершего — в силу закона, а согласно ст. 723 наследники несут неограниченную ответственность по долгам наследодателя.

Такие отличия в форме легализации теории объекта наследования являют­ся не принципиальными, поскольку наследство — это и имущество, и не­посредственно связанная с ним сово­купность имущественных прав и обя­занностей наследодателя, переходящих к другим лицам (наследникам) в поряд­ке, установленном законом. При этом одно другое не исключает, а наоборот

— предполагает, и тесная взаимосвязь между имуществом и правами на него, а также обязанностями ставит под сомне­ние корректность высказываний о том, что наследство — это совокупность «не вещей, а имущественных прав и обязан­ностей» [2].

Далее, возникает вопрос о том, яв­ляется ли наследство совокупностью и прав, и обязанностей наследодателя в соответствии с гражданским зако­нодательством Германии, Франции и Украины.

Доктринальные замечания в отно­шении указанного выше вопроса сле­дующие. Прозвучавшую ранее точку зрения Ф. Бернгефта и И. Колера о том, что наследство — это сумма ак­тивов и пассивов, разделяют и другие ученые, например В. И. Синайский, ко­торый отмечал, что наследство не есть лишь совокупность: а) имущественных прав умершего человека (актив), но и б) имущественных обязанностей (пас­сив) [3, 328]. Однако существует иной подход к составу имущества, во вла­дение и распоряжение которым могут вступать наследники. Так, по мнению В. И. Серебровского, имущество насле­додателя — это совокупность принадле­жащих ему реальных ценностей, в число которых входят, в первую очередь, раз­личные материальные объекты (вещи), могут входить и другие объекты, напри­мер права требования, но, во всяком случае, не могут входить долги [4, 219]. Столь разительно иной подход В. И. Се - ребровского был обусловлен разницей советского и буржуазного типа право­сознания, что отражалось, безусловно,


И на разнице в понимании имущества, а именно в том, что буржуазные юрис­ты создали понятие так называемого «отрицательного имущества», предпо­лагающее, что «имущество не должно представлять собою обязательно поло­жительную ценность, оно «может быть и пустым кошельком, в котором ничего нет» [5]. Которым якобы, по мнению того же ученого, выказывалось лицеме­рие буржуазного юриста, именно с его точки зрения имущество выступало как некое абстрактное юридическое единс­тво, которое, в известных случаях, может даже состоять из одних долгов [4, 222]. Такая позиция поддерживалась и советским законодательством.

Большинство правоведов как совет­ского (Г. Н. Амфитеатров, О. С. Иоф­фе) [6], так и постсоветского периода (М. С. Амиров, М. Ю. Барщевский, О. Е. Блинков, С. П. Гришаев) [7] не согласны с точкой зрения профессора В. И. Серебровского о том, что к на­следникам переходит только совокуп­ность имущественных прав, т. е. актив, долги же только обременяют наследс­тво, но не являются его составной час­тью [8]. Научная позиция, в соответс­твии с которой в состав наследства включается совокупность как прав, так и обязанностей наследодателя, нашла свое отражение и в нормах украинского и зарубежного законодательства. Так, ст. 1216 ГК Украины предусматривает под наследованием переход прав и обя­занностей (наследства) от наследода­теля к наследникам, а ГГУ параграфом 1967 закрепляет следующее положение: «наследник отвечает по наследственным долгам», французский же закон упоми­нает, что «универсальные или долевые наследники несут неограниченную от­ветственность по долгам наследодателя (ст. 723 ГК Франции).

Итак, и актив, и пассив составляют наследство, но необходимо учесть, что для понятия наследства характерно еще то, что актив и пассив мыслятся, как цельная, единая масса. Поэтому раз эта масса состоит из актива и пассива, то не может быть уже наследования в од­ном активе или одном пассиве.

Встает вопрос и о том, какие права и обязанности, и в том числе и имущес­тво, переходит по наследству. Все ли имущество умершего гражданина явля­ется наследственным имуществом (на­следственной массой).

На эти вопросы в литературе даны разные ответы. Одни авторы (например, Г. Н. Амфитеатров, А. П. Солодилов) указывали, что имущество, которое можно передавать при жизни, входит в состав наследства, а имущество, которое нельзя передать при жизни, исключает­ся из состава наследства [9]. Другие, например, в лице дореволюционного цивилиста В. Никольского, который писал: «Ближайшее и точнейшее опре­деление, — какие именно юридические отношения, а следовательно, права и обязанности... переносимы и какие не переносимы — есть дело положитель­ного законодательства» [10], отмечали, что это вопрос должен решаться в час­тном порядке, а именно законодателем конкретной страны [11] с учетом ее тра­диций.

Что же мы видим при исследовании норм гражданского права Украины, Гер­мании и Франции на предмет конкрети­зации объектов наследства.

В украинском законодательстве де­тализация объектов наследства осу­ществляется посредством метода пря­мого указания на то, что наследованию не подлежит. Так, согласно ст. 1219 ГК Украины не входят в состав наследства права и обязанности, которые неразрыв­но связаны с личностью наследодателя, в частности, личные неимущественные права; право на участие в обществах и право членства в объединениях граж­дан, если иное не установлено законом или их учредительными документами; право на возмещение вреда, причи­ненного увечьем или другими повреж­дениями здоровья; права на алименты, пенсию, помощь или другие выплаты, установленные законом; права и обязан­ности лица как кредитора или должни­ка, предусмотренные ст. 608 ГК, кото­рая указывает на то, что обязательства прекращаются со смертью должника и кредитора, если они тесно связаны с его личностью и не могут быть выполнены другим лицом.

Таким образом, согласно националь­ной традиции регулирования наследс­твенных отношений по наследству пе­реходят все имущественные права и обязанности, кроме тех, которые хоть и являются имущественными, но носят личный характер. То есть само собой понятно, что в состав наследственной массы войдут вещные и обязательствен­ные права и иски. Тогда как не перейдут к наследнику именно «те права, кои по своей природе тесно связаны с нравс­твенным существом наследодателя и с его смертью перестают существовать в гражданском обороте» [3, 332], так на­пример, такие личные неимущественные права, которые принадлежат каждому лицу от рождения или по закону, как право на жизнь, право на охрану здоро­вья, право на безопасную для жизни и здоровья окружающую среду, право на свободу и личную неприкосновенность, право на неприкосновенность личной и семейной жизни, право на уважение чести и достоинства и т. д.

Наследственное право Германии не предусматривает четкого перечня иму­щества, прав и обязанностей, которые не могут переходить по наследству.

Анализ Германского гражданского уложения позволил выявить права и обязанности, которые не входят в со­став наследства.

Во-первых, не переходят по наследс­тву права участника юридического лица, например союза лиц (§ 38 ГГУ); простого товарищества (его участники взаимно обязуются содействовать до­стижению общей цели способом, опре­деленным в договоре, в частности вно­сить установленные вклады), вследствие смерти одного из его участников (§ 727 ГГУ). При этом, если приостановление деятельности простого товарищества сопряжено с угрозой его интересам, то продолжить ведение дел, порученных умершему участнику по договору това­рищества до тех пор, пока остальные участники совместно с наследником не примут необходимых мер, осталь­ные члены товарищества в равной мере обязаны к временному продолжению ведения порученных им дел — в этом отношении товарищество считается продолжающим существовать.

Во-вторых, не входят в состав на­следственной массы «исключительные правомочия» наследодателя: а) по об­щему правилу преимущественное право покупки не переходит к наследникам правомочного лица, однако если для осу­ществления этого права указан опреде­ленный срок, то в случае сомнения это право переходит по наследству (§ 514 ГГУ); б) не переходит к наследникам право девственной невесты, вступившей в половую связь с женихом, потребовать справедливого возмещения в денежном выражении вреда, не связанного с мате­риальными убытками, при расторжении обручения. Данное требование может быть передано по наследству в случае, когда это предусмотрено договором или когда требование было принято к судеб­ному производству (§ 1300 ГГУ); в) пра­во требования о выравнивании (между разведенными супругами производится выравнивание долей в той мере, в какой для обоих супругов или для одного из них в период брака возникали или со­хранялись ожидания и перспективы на получение пенсии по старости, профес­сиональной или общей нетрудоспособ­ности) прекращается со смертью право­мочного лица (§ 1587е ГГУ).

В-третьих, прекращаются со смертью наследодателя: а) отношения поручения (при которых поверенный, принимая по­ручение, обязуется безвозмездно совер­шить сделку в пользу доверителя), если наследодателем является поверенный, при этом наследник должен немедленно уведомить доверителя о смерти пове­ренного и продолжать исполнение пору­чения, если приостановление поручения может повлечь невыгодные последствия для доверителя (§ 673 ГГУ); б) отноше­ния содержания (право на содержание имеет лицо, которое не в состоянии само себя содержать), т. е. требования

О содержании прекращается с момента смерти правомочного или обязанного лица постольку, поскольку оно не на­правлено на исполнение или возмеще­ние убытков в результате неисполнения за прошлое время либо на подлежащие досрочной уплате платежи, по которым на момент смерти правомочного или обязанного лица наступил срок испол­нения (§ 1615 ГГУ).

Тем не менее могут переходить по наследству согласно ГГУ: права учре­дителя (учреждения) (§ 81 ГГУ); права кредитора в отношениях, оформленных распиской (§ 369 ГГУ); право отмены дарения к наследникам дарителя только в том случае, если одаряемый умышлен­но и противоправно лишил жизни дари­теля или воспрепятствовал последнему произвести отмену дарения (§ 530 ГГУ); право по договору найма (аренды) (ана­лиз следующих положений позволил прийти к такому выводу: § 569, § 569а, § 594d ГГУ); права и обязанности, вы­текающие из отношения поручения, в случае смерти доверителя (§ 672 ГГУ); владение имуществом (§ 857 ГГУ); обя­занность уплаты алиментов переходит к наследникам обязанного лица в качес­тве долгового обязательства, обременя­ющего наследство (наследник отвечает, однако, в пределах той суммы, которая причиталась бы правомочному лицу в виде обязательной доли, если бы брак не был расторгнут (§ 1586Ь ГГУ); тре­бование о выравнивании со смертью обязанного лица не прекращается, его можно предъявить в судебном порядке наследникам (§ 1587е ГГУ).

Гражданский кодекс Франции так же не содержит списка прав и обя­занностей, которые не переходят по наследству, некоторые статьи только упоминают, что, во-первых, опека не переходит к наследникам опекуна, а последние несут лишь ответственность за деятельность их наследодателя, и если они являются совершеннолетни­ми, они обязаны продолжать опеку до назначения нового опекуна (ст. 419 ГК Франции), во-вторых, договор най­ма работы расторгается в силу смерти работника, архитектора или подрядчика (ст. 1795 ГК Франции), при этом собс­твенник, однако, обязан уплатить сораз­мерно указанной в соглашении цене в их наследство (наследственную массу) стоимость выполненных работ и при­готовленных материалов, но лишь тог­да, когда эти труды или эти материалы могут быть ему полезны (ст. 1796 ГК Франции), и, в-третьих, отношения по­ручения прекращаются в случае смерти доверенного, его наследники должны уведомить об этом доверителя и тем временем принимать меры, требуемые обстоятельствами в интересах довери­теля (ст. 2010 ГК Франции).

Интересно, что французское наслед­ственное право регулирует возможность перехода по наследству: обязанности наследников понести ответственность за незаконные действия должностного лица — наследодателя, именно к ним может быть предъявлен иск в порядке гражданского процесса королевским прокурором (прокурором Республики) в присутствии заинтересованных сторон и по их заявлению (ст. 200 ГК Фран­ции); обязанности со смертью супруга выплачивать ренту (в отсутствие ка­питала или же если он недостаточен, компенсационное пособие принимает форму ренты) (ст. 276-2 ГК Франции); обязанности со смертью супруга выпла­чивать содержание (ст. 284 ГК Фран­ции); права предъявления иска об ус­тановлении законного происхождения какого-либо лица в случае, если это лицо умерло несовершеннолетним или в течение пяти лет по достижении им совершеннолетия или освобождения из-под власти родителей (ст. 311-8 ГК Франции); права предъявления иска

Об оспаривании законности ребенка, если муж умер, не предъявив иска (ст. 316-1 ГК Франции); права оспари­вания отцовства либо в превентивном порядке, если позволяет установленный срок, либо в ответ на иск о признании гражданского состояния, после смерти мужа (ст. 327 ГК Франции); обязаннос­ти выступать ответчиком по искам об установлении отцовства предъявляемо­го предполагаемому отцу, в случае его смерти (ст. 340-3 ГК Франции); обязан­ности выплаты алиментов (ст. 342-5 ГК Франции); права подачи заявления об усыновлении от имени усыновителя пе­режившим супругом или одним из на­следников усыновителя, если при жизни он регулярно принимал у себя дома ре­бенка с целью его усыновления (ст. 353 ГК Франции); права предъявления иска

О признании сделки недействительной или уменьшении обязательства наслед­никами совершеннолетнего лица, взя­того под охрану юстиции (ст. 491-2 ГК Франции); собственность на имущества (ст. 711 ГК Франции); права кредитора, если он умирает до выполнения усло­вия (условные обязательства) (ст. 1179 ГК Франции); права и обязанности кредитора и должника, их наследники обязаны требовать уплату долга лишь в частях, которые перешли к ним по наследству как представителям креди­тора, или в которых они ответственны как представители должника (ст. 1220 ГК Франции); права на участие в това­риществе, которые по общему правилу не прекращается со смертью участника, а продолжает существовать с его на­следниками или отказополучателями, если только в уставе не предусмотре­но, что эти лица должны быть одоб­рены участниками (ст. 1870 ГК Фран­ции); обязанности, которые возникают в силу ссуды, переходят к наследникам заимодавца и к наследникам заемщика, но если заем предоставлен лишь ввиду личных свойств заемщика и ему лично, то его наследники не могут продолжать пользоваться вещью, данной взаймы (ст. 1879 ГК Франции); обязательства поручителей переходят к их наследни­кам, за исключением личного задержа­ния (по делам гражданским, торговым иностранцев отменено законом 22 июля 1867 г.), если обязательство было тако­во, что поручитель мог быть подвергнут задержанию (ст. 2017 ГК Франции).

В результате анализа доктринальных замечаний и норм национального и за­рубежного гражданского законодатель­ства в отношении определения понятия и состава наследственной массы прихо­дим к выводу:

Во-первых, прослеживается разная форма законодательной реализации доктринальной позиции об объекте на­следования, когда в одном случае под объектом понимаются права и обязан­ности (Украина), а в другом — не толь­ко имущественные права и обязанности, но и их объекты, сами вещи, имущес­твенные комплексы и иное имущество (Германия, Франция);

Во-вторых, дифференцированный подход к переходу по наследству толь­ко определенных прав и обязанностей обусловлен, прежде всего, их связью с личностью наследодателя (прямо указа­но только украинским законодателем), указанием в законе и особенностями правового режима имущества, которое переходит по наследству.

В отличие от гражданского законо­дательства Германии и Франции, в ук­раинском законодательстве детализация объектов наследства осуществляется посредством метода прямого указания на то, что наследованию не подлежит. На­следственное право как Германии, так и Франции содержит открытый перечень объектов, не подлежащих наследствен­ному правопреемству, который в целом формируется также с учетом тесной вза­имосвязи их с личностью наследодателя, но, тем не менее, предусмотрена возмож­ность наследования прав и обязанностей, которые по законодательству Украины не могут входить в состав наследства.

Ключевые слова: наследственное право, объекты наследственного пра­воотношения, имущественные права и обязанности, связь прав и обязанностей с личностью наследодателя.

В статье осуществляется анализ доктринальных замечаний и норм на­ционального и зарубежного граждан­ского законодательства относитель­но определения понятия и состава наследственной массы. В основном автором рассмотрены такие аспек­ты проблематики, как форма законо­дательной реализации доктринальной позиции об объекте наследования в праве Германии, Франции и Украины, дифференцированный подход к пере­ходу по наследству только опреде­ленных прав и обязанностей, методы детализации объектов наследования в национальном и зарубежном праве.

У статті здійснюється аналіз доктринальних зауважень і норм на­ціонального і зарубіжного цивільного законодавства відносно визначення поняття і складу спадкової маси. Зокрема, автором розглянуті такі аспекти проблематики, як форма законодавчої реалізації доктриналь - ної позиції про об’єкт спадкоємства в праві Німеччини, Франції і Украї­ни, диференційований підхід до пере­ходу по спадку тільки певних прав і обов’язків і методи деталізації об’єктів спадкоємства в національ­ному і зарубіжному праві.

In the article the attempt of analy­sis of doctrine remarks and norms of national and foreign civil legislation is undertaken in regard to determination of concept and composition of the inherited mass. In particular by an author such as­pects of problem, as form of legislative realization of doctrine position, were considered about the object of inheri­tance in the right of Germany, France and Ukraine, differentiated going near a transition on the inheritance of only certain rights and duties and methods of working out in detail of objects of inheri­tance in a national and foreign right.

Литература

1. Гражданское право Германии : пер. с нем. / Ф. Бернгефт, И. Колер ; под ред. В. М. Нечаева. — С. Пб. : Сенат. тип., 1910.

— С. 376.

2. Барщевский М. Ю. Наследственное право : учеб. пособие / М. Ю. Барщевский.

— М. : Белые Альвы, 1995. — С. 38.

3. Синайский В. И. Русское граждан­ское право. Общая часть. Вещное право. Обязательственное, семейное и наследс­твенное право / В. И. Синайский. — К.: Типо-лит. «Прогресс», 1914. — С. 328, 332.

4. Серебровский В. И. Избранные тру­ды по наследственному и страховому пра­ву / В. И. Серебровский. — Изд. 2-е, испр.

— М. : Статут, 2003. — С. 219, 222.

5. Planiol М. TraiM йlйmentaire de droit civil. T. I / М. Planiol. — Paris, 1925. — P. 679/

6. Советское гражданское право / под ред. Д. М. Генкина. — М. : Гос. изд-во юрид. лит., 1950. — T. 1. — C. 211; Амфитеат­ров Г. Н. Право наследования личной соб­ственности / Г. Н. Амфитеатров. — М., 1946. — С. 8; Иоффе О. С. Советское граж­данское право (курс лекций) / О. С. Иоф­фе. — Ленинград : Изд-во ЛГУ, 1965. — Ч. 3.

— С. 294.

7. Амиров М. С. Особенности наследова­ния отдельных видов имущества и имущес­твенных прав : автореф. дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.03 — Гражданское право; Пред­принимательское право; Семейное право; Международное частное право / М. С. Ами­ров. — Ростов н/Д, 2002. — 23 с.; Барщев - ский М. Ю. Наследственное право : учеб. пособие / М. Ю. Барщевский. — М, 1995.

— 192 с.; Блинков О. Е. Общие тенденции развития наследственного права государств

— участников Содружества Независимых Государств и Балтии : автореф. дис. ... д-ра юрид. наук : 12.00.03 — Гражданское право; Предпринимательское право; Семейное право; Международное частное право / О. Е. Блин­ков. — М., 2009. — 58 с.; Гришаев С. П. На­следственное право / С. П. Гришаев. — М. : Система ГАРАНТ, 2005. — 125 с.; Кожеви - на Е. В. Наследственное правопреемство : автореф. дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.03

— Гражданское право; Предприниматель­ское право; Семейное право; Международное частное право / Е. В. Кожевина. — Ека­теринбург, 2005. — 23 с.; Бунич Г. А. На­следственное право : учебник / Г. А. Бунич,

A. А. Гончаров, О. В. Кутузов, Ю. Г. Попо - нов. — М. : Изд.-торговая корпорация «Даш­ков и К°», 2003. — 140 с.

8. Серебровский В. И. Основные поня­тия советского наследственного права // Советское государство и право. — 1947.

— № 7. — С. 16; Серебровский В. И. Очер­ки советского наследственного права /

B. И. Серебровский. — М. : Изд-во АН СССР, 1953. — С. 56.

9. Амфитеатров Г. Н. Право наследова­ния в СССР / Г. Н. Амфитеатров, А. П. Со - лодилов. — М. : Госюриздат, 1946. — С. 8.

10. Никольский В. Н. Об основных мо­ментах наследования / В. Н. Никольский.

— М. : Университет. тип. (Катков и Ко), 1871. — С. 5.

11. Кожевина Е. В. Наследственное пра­вопреемство : автореф. дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.03 — Гражданское право; Пред­принимательское право; Семейное право; Международное частное право / Е. В. Ко - жевина. — Екатеринбург, 2005. — С. 16.