joomla
МЕЖДУНАРОДНЫЕ СТАНДАРТЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ЛИЧНОСТИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
Юриспруденція теорія і практика

М. С.Гафаров,

Доцент кафедры уголовного процесса Бакинского Государственного университета



Аннотация

В современных условиях развития обеспечение личной безопасности участ­ников уголовного процесса является одной из основных задач правоохранительных органов и суда. Без решения данной задачи невозможно сколь-либо успешное дости­жение целей уголовного судопроизвод­ства.

Ключевые слова: Международные стан­дарты, международные рекомендации, безо­пасность личности, преступная организа­ция, защита жертв преступлений.

Как свидетельствуют результаты про­веденного автором опроса работников пра­воохранительных органов (оперативных работников, следователей, прокуроров и судей) преступное воздействие на потер­певших, свидетелей, иных участников уголовного процесса со стороны преступ­ников и их окружения за последние 10 лет редко возросло. Так, 37% опрошен­ных полагают, что такое воздействие воз­росло более чем на 50%; 24% - на 30-40%; 18% - на 20-30%; 14% - на 10-20% и лишь 7% опрошенных считают, что такое воздействие осталось на прежнем уровне.

Тенденция активизации негативного воздействия преступников и их окружения на потерпевших, свидетелей и иных участ­ников уголовного процесса проявляется в большинстве стран мирового сообщества и объясняется прежде всего упрочением ор­ганизованной преступности. Так, в мате­риалах Всемирной конференции по органи­зованной транснациональной преступнос­ти (1994 г., Неаполь), подчеркивалась необ­ходимость принятия стратегических мер для защиты сотрудничающих с правосуди­ем свидетелей и потерпевших [1].

Не случайно в последние годы в стра­нах СНГ, в частности России, научный интерес к проблеме государственной за­шиты участников уголовного судопроиз­водства резко возрос [2].

Повышенная значимость указанной деятельности в современных условиях позволяет говорить о том, что обеспечение безопасности личности в уголовном судоп­роизводстве является самостоятельным и важным направлением в системе реализа­ции принципа обеспечения закреплен­ных в Конституции Азербайджанской Республики прав и свобод человека и гражданина. Закономерным в данном случае следует признать результаты опроса потерпевших, проведенного Б. Т. Акрам - ходжаевым. По его данным, 100% респодентов - потерпевших считают необходи­мым надлежащим образом обеспечить право жертвы преступления на личную бе­зопасность, включая членов ее семьи [3].

Изучение международно-правовых ак­тов показывает, что в настоящее время Международное сообщество четко осозна­ет необходимость принятия стратегичес­ких и решительных мер, направленных на обеспечение безопасности личности в уго­ловном судопроизводстве. Так, на 10 Конгрессе ООН по предупреждению прес­тупности и обращению с правонарушите­лями (апрель, 2000 г., Вена) подчеркива­лось, что даже в случае обеспечения опре­деленной степени защиты участников уго­ловного процесса до начала и в ходе судеб­ного разбирательства вопрос об их безо­пасности в долгосрочном плане по-преж­нему вызывает серьезную озабоченность.

В настоящее время можно сделать вы­вод о создании системы международно­правовых актов, составляющих правовую основу механизма государственной защи­ты личности в уголовном процессе. Рас­смотрим основные положения, содержа­щиеся в данных актах, которые касаются государственной защиты отдельных кате­горий субъектов уголовного процесса.

Государственной защите жертв потер­певших и свидетелей посвящены некото­рые положения "Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания". Так, в ст. 13 данной Конвен­ции указывается, что каждое государство - участник обеспечивает любому лицу, кото­рое утверждает, что оно было подвергнуто пыткам на любой территории, находящей­ся под юрисдикцией этого государства, права на предъявление жалобы компетент­ным властям этого государства и на быст­рое и беспристрастное рассмотрение ими такой жалобы. Предпринимаются меры для обеспечения защиты истца и свидете­лей от любых форм плохого обращения или запугивания в связи с жалобой или иными свидетельскими показаниями.

В "Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью" также получи­ли отражение общие международно-пра­вовые стандарты защиты жертв преступ­лений. Так, в ст. 6 пЛ указанной Деклара­ции отмечается, что следует содействовать тому, чтобы судебные и административ­ные процедуры в большей степени отвеча­ли потребностям жертв путем: принятия мер для сведения к минимуму неудобств для жертв, охраны их личной жизни в тех случаях, когда это необходимо, и обеспе­чения их безопасности, а также безопас­ности их семей и свидетелей с их стороны и их защиты от запугивания и мести.

Резолюцией Экономического и Соци­ального Совета ООН в 1989 г. приняты ре­комендации по осуществлению "Деклара­ции основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью". Согласно данным рекомендаци­ям государствам-членам следует предпри­нять необходимые шаги для осуществле­ния положений, содержащихся в "Декла­рации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребле­ний властью", посредством разработки мер по защите жертв от злоупотреблений, клеветнических обвинений или запугива­ний в ходе или в результате любого уго­ловного или иного разбирательства, свя­занного с преступлением, включая эффек­тивные средства правовой защиты в слу­чае совершения таких злоупотреблений.

Обратим внимание, что в этом докумен­те прямо констатируется обязанность госу­дарственных органов осуществлять защиту участников уголовного процесса вне зави­симости от категории уголовного дела. Данное обстоятельство имеет определенное значение, поскольку некоторые авторы, занимающиеся рассматриваемыми проб­лемами, предлагали устанавливать такие меры, если речь идет только о расследова­нии и судебном разбирательстве тяжких либо особо тяжких преступлений [4].

Следует учитывать, что в данном случае приоритетным является не тяжесть совер­шенного преступления, а личность участ­ника уголовного судопроизводства как са­мостоятельный и основополагающий объ­ект государственно-правовой защиты.

Одним из основополагающих докумен­тов, регулирующих проблемы безопаснос­ти участников уголовного судопроизвод­ства в Европе, является "Европейская конвенция о защите прав человека и ос­новных свобод".

В статье 13 указанного международно­правового документа прямо констатирует­ся, что каждый человек, чьи права и сво­боды, изложенные в настоящей Конвен­ции, нарушены, располагает эффектив­ными средствами правовой защиты перед государственными органами, даже если такое нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.

Непосредственную теоретическую и практическую значимость для исследуе­мой тематики имеет "Приложение к реко­мендации № R (97)13 Комитета Министров Совета Европы по вопросу запугивания свидетелей и обеспечения прав защиты" (Рекомендация принята Советом Минист­ров Совета Европы 10 сентября 1997 года).

В данном приложении раскрывается сущность основных понятий, которыми оперируют правоохранители при осущес­твлении государственной защиты потер­певших и свидетелей. В частности, отме­чается, что:

- "запугивание" означает любую пря­мую, непрямую или потенциальную угро­зу свидетелю, которая может создать по­меху свидетелю исполнить свой гражданс­кий долг, связанный с дачей показаний без давления, которое может быть на него оказано со стороны кого бы то ни было. Это понятие включает в себя и запугива­ние, ставшее возможным благодаря (1) са­мому факту существования преступной организации, имеющей репутацию орга­низации, совершающей насильственные преступления и способной мстить, либо (2) факту принадлежности свидетеля к огра­ниченной социальной группе и потому на­ходящемуся в уязвимом положении.

Кроме того, данные рекомендации со­держат ряд конкретных предписаний, ка­сающихся мер государственной защиты потерпевших и свидетелей.

Вместе с тем следует иметь в виду, что в Рекомендации № R подчеркивается, что в случае необходимости защита свидете­лей, их родственников и иных близких лиц, включая защиту их жизней и обеспе­чения личной безопасности до, во время и после судебного процесса, организуется с учетом обеспечения прав обвиняемого и его представителей. Составители данного нормативного акта сочли необходимым обратить на это внимание, хотя в этом же документе совершенно справедливо отме­чалось, что следует учитывать возрастаю­щее значение особой роли свидетелей в уголовном судопроизводстве, а также то обстоятельство, что их показания в боль­шинстве случаев оказываются решающи­ми при вынесении обвинительного приго­вора лицам, совершившим преступления, особенно по делам, связанным с организо­ванной преступностью и преступлениям, совершаемым в семье.

Это положение представляется автору исключительно важным, ибо в теории и на практике нередко делаются выводы и принимаются решения, которые учитыва­ют интересы лишь одной стороны и игно­рируют законные права и интересы подоз­реваемых, (обвиняемых) и иных участни­ков уголовного судопроизводства.

Тесно связан с этим положением воп­рос о субъектах государственной защиты участников уголовного судопроизводства. В некоторых странах, в частности в Рос­сийской Федерации, Республике Молдова и других, среди авторов и законодателей, занимающихся проблемами государствен­ной защиты участников уголовного судоп­роизводства, популярна точка зрения о том, что меры безопасности следует при­менять только к тем участникам уголовно­го судопроизводства, которые содейству­ют уголовному правосудию.

В частности, по мнению Л. В. Брусни - цына, меры безопасности применяются к лицам, содействующим уголовному пра­восудию, оказавшим такое содействие, а также к их близким родственникам и иным лицам, в том числе не находящимся с ними в родственных отношениях, для предотвращения посягательств на жизнь, здоровье, честь, достоинство и имущество указанных лиц, совершаемых с целями: воспрепятствовать этим лицам начать со­действовать правосудию, принудить их к прекращению содействия либо из мести за оказанное содействие [5].

Такой подход получил свою реализа­цию в некоторых законодательных актах субъектов Российской Федерации, регу - лируюших отношения в области государ­ственной защиты участников уголовного судопроизводства. Например, Республи­кой Башкортостан принят Закон "О госу­дарственной защите потерпевших, свиде­телей и других лиц, содействующих уго­ловному судопроизводству". Аналогич­ным образом именуется Закон Республи­ки Молдова " О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному процессу", принятый в 1998 г.

Такой подход представляется ограничи­тельным и ущемляющим законные права и интересы иных участников уголовного про­цесса - потерпевших, свидетелей защиты, обвиняемых, не признающих свою вину.

Согласно упомянутому ранее "Прило­жению к Рекомендации Комитета минист­ров государств-членов ЕЭС по вопросу за­пугивания свидетелей и обеспечения прав защиты" "лицо, содействующее правосу­дию, означает любое лицо, в отношении которого был вынесен обвинительный приговор в связи с его содействием прес­тупникам или преступным организациям, либо в связи с его участием в совершении преступления в составе организованной группы, но которое согласилось сотрудни­чать с уголовной судебной системой, осо­бенно в форме предоставления информа­ции об организованных преступных груп­пах или преступных организациях, или о преступлениях, совершенных организо­ванными группами.

Думается, что включение в круг субъ­ектов государственной защиты только лиц, содействующих правосудию, недопустимо по следующим основаниям. Гуманистичес­кая сущность уголовного судопроизвод­ства в правовом государстве обусловливает необходимость обеспечения безопасности всех участников уголовного судопроизвод­ства, если существует угроза их личной бе­зопасности. При этом не имеет значения, согласно ли данное лицо сотрудничать с правоохранительными органами или нет. Указанное сотрудничество зависит от воле­изъявления того или иного участника уго­ловного судопроизводства, а для некото­рых категорий субъектов уголовного про­цесса (подозреваемых, обвиняемых, лиц, пользующихся свидетельским иммуните­том), отказ от такого сотрудничества не мо­жет быть поставлен им в вину [6].

Тем более неправомерен отказ в госуда­рственной защите участника уголовного судопроизводства, который отказывается сотрудничать с правоохранительными ор­ганами. Например, в категорию лиц, сот­рудничающих с правоохранительными органами, вряд ли могут быть включены обвиняемые, не признающие свою вину, свидетели защиты, потерпевшие, отказы­вающиеся сообщать о лицах, совершив­ших в отношении них преступление. Од­нако это не значит, что при наличии действительной угрозы безопасности этих лиц они не должны быть взяты под госуда­рственную защиту.

Уголовное судопроизводство осущес­твляется государственными органами и в подавляющем большинстве случаев по их инициативе. Следовательно, государство в лице правоохранительных органов обяза­но принимать меры к обеспечению лиц, ко­торые попали в "орбиту уголовного судоп­роизводства" зачастую не по своей воле.

Следует также иметь в виду, что выде­ление в качестве защищаемых субъектов только лиц, содействующих правосудию, является обстоятельством, которое вольно или невольно может способствовать про­изволу работников правоохранительных органов, ведь именно они решают вопрос - содействует ли то или иное лицо правосу­дию, сотрудничает ли оно с правоохрани­тельными органами или нет.

В данном случае не исключена вероят­ность того, что отказ от сотрудничества с правоохранительными органами может способствовать отказу в государственной защите определенного субъекта уголовно­го судопроизводства. В таких случаях ре­шение об отказе в государственной защи­те, принимаемое к тому же заинтересован­ной стороной - субъектами уголовного преследования (следователями и прокуро­рами), следует рассматривать как неза­конное принуждение подозреваемых, об­виняемых к признанию своей вины, сви­детелей защиты - к даче показаний, вы­годных органам расследования.

Таким образом, обоснованным являет­ся принятие в 1998 г. Закона Азербайджа­нской Республики "О государственной за­щите лиц, участвующих в уголовном про­цессе". Согласно ст. 3 данного Закона к защищаемым лицам относятся:

1) лицо, сообщившее в правоохрани­тельные органы о преступлении или участвующее в выявлении, предотвраще­нии или раскрытии преступления;

2) лицо, потерпевшее по уголовному делу, и его представитель;

3) подозреваемое лицо, обвиняемый, подсудимый, их защитники и представи­тели;

4) гражданский истец, гражданский от­ветчик и их представители в гражданском деле по иску о возмещении ущерба, нанесен­ного в результате совершения преступления;

5) свидетели;

6) эксперт, специалист, переводчик и понятые.

Отметим, что такой же обоснованный подход характерен для украинских зако­нодателей. В 1993 г. был принят Закон Украины "Об обеспечении безопасности лиц, участвующих в уголовном судопро­изводстве".

В заключение краткого обзора между­народно-правовых стандартов и рекомен­даций, направленных на обеспечение бе­зопасности участников уголовного судоп­роизводства, приведем следующие выво­ды:

Из международно-правовых докумен­тов следует, что:

- обеспечение безопасности личности в уголовном процессе является важной обязанностью государственных орга­нов;

- государственная защита участников уголовного судопроизводства должна осу­ществляться вне зависимости от катего­рии уголовного дела, ибо личность участ­ника уголовного процесса является самос­тоятельным и приоритетным объектом го­сударственно-правовой защиты;

- при обеспечении безопасности участ­ников уголовного судопроизводства дол­жен действовать принцип "единого стан­дарта". В случае необходимости защите должны подлежать не только жертвы и свидетели защиты, но и подозреваемые, а также обвиняемые;

- отказ от сотрудничества с органами расследования не может являться основа­нием для отказа в принятии мер государ­ственной защиты к участникам уголовно­го судопроизводства, представляющим сторону защиты.

С учетом приведенных международно­правовых стандартов и рекомендаций в сфере государственной защиты личности в уголовном процессе нужно в ближайшем будущем провести критический анализ за­конодательства Азербайджанской Респуб­лики в данной области.

Annotation In modern conditions of development maintenance of a personal security of partic­ipants of criminal trial is one of the primary goals of law enforcement bodies and court.

Without the decision of the given problem successful achievement of the purposes of criminal legal proceedings is impossible how - ever-or.



Список використаних джерел:

1. См.: Док. Е/ Conf. 88/5, 19 September, 1994. - Р.26.

2. Например, см.: Брусницын Л. В. Обеспечение безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию: Российский, зарубежный и международный опыт. - М.:, 2001. - 400 с.; Щерба С. П., Зайцев ОА. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам. - М., 1996. - 193 с.; Ми - неева Г. П. Уголовно-правовая охрана свидетеля и потерпевшего: Автореф. Дис. ... канд. юрид. на­ук. - М., 1993. - 22 с.; Тихонов А. К. Уголовно-процессуальные меры обеспечения чести, достоин­ства и личной безопасности потерпевшего и свидетеля: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М.,

1995. - 24 с.; Трухачев В. В. Преступное воздействие на доказательственную информацию. - Воро­неж, 2000. - 229 с. и др.

3. См.: Акрамходжаев Б. Т. Обеспечение прав и законных интересов потерпевшего на предвари­тельном следствии: Дис. ... канд. юрид. наук. - М., 1992. - С. 202.

4. Зайцев ОА. Теоретические и правовые основы государственной защиты участников уголовно­го процесса. - М.,1997. - С.73-74.

5. Брусницын Л. В. Обеспечение безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию: Рос­сийский, зарубежный и международный опыт. - С. 39.

6. К сожалению, как показывает изучение уголовных дел, следователи при составлении обви­нительного заключения иногда во вступительной части данного документа необоснованно указы­вают на отказ обвиняемого сотрудничать с органами расследования, как на негативное обстоя­тельство, косвенно отягчающее ответственность обвиняемого. Такое указание содержалось в 8% от общего числа обобщенных уголовных дел. Объективности ради отметим, что подобная практи­ка, нарушающая право обвиняемого на защиту, существует в некоторых зарубежных странах. Так, германский уголовно-процессуальный закон не содержит специальных указаний о доказа­тельственной силе отрицания обвиняемым вины. В связи с этим на практике отрицанию вины придается особая доказательственная сила - оно может быть рассмотрено в качестве отрицатель­но характеризующего личность обстоятельства и повлечь усиление наказания. См.: Гуценко К. Ф., Головко Л. В., Филимонов БА. Указ. соч. - С.427.

7.

8.